Кинооператор. Федор Овсянников вспоминал:



 «Многое помнится до сих пор: полуостров Рыбачий. Среди скал, огромных валунов находились боевые позиции артиллеристов, прославившаяся батарея капитана Поночевного.

Десятки раз пытались фашисты уничтожить ее: бомбили, систематически обстреливали из орудий - безрезультатно. Батарея жила.

Сергей Урусевский запечатлел один день батарейцев. Вот они ведут огонь по вражеским транспортам.

Два транспорта противника потоплены. Артиллеристы переносят огонь на береговые вражеские батареи - подавлены и они. Противник вел, конечно, ответный огонь. Сергей снимал взрывы вражеских снарядов крупными планами. Потом, увидев эти кадры в фильме «69-я параллель», мы восторгались мастерством и мужеством оператора. Но сам он, вернувшись с таких трудных и опасных съемок, не рассказал о себе ничего, рассказывал только о бесстрашии батарейцев.

В 1942 году я получил тяжелое известие: при эвакуации из осажденного Ленинграда умерла моя мать, от жены с дочуркой не имел никаких вестей с июля 1941 года. Сергей в те трудные дни старался успокоить меня, уверял, что я обязательно найду свою дочурку и жену живыми, здоровыми. И радовался не меньше меня, когда я получил наконец сложенное треугольничком письмо от жены. Она сообщала, что им с дочкой пришлось дважды эвакуироваться, но фашистского плена они все же избежали. Потом Сергей почти в каждом моем письме рисовал для моей дочки картинки, изображая на них меня снимающим боевые действия моряков то на корабле, то на самолете, то на подводной лодке.

Когда наступила полярная ночь и сьемки стали невозможны, руководство отпустило меня к семье. Сергей Урусевский собрал дополнительные пайки всей группы и «укомплектовал» для моей семьи посылку - подарок от фронтовых кинооператоров. Как неоценимо дорого было такое внимание!»

69-я параллель - здесь, уже за Полярным кругом, проходил правый фланг гигантского (в четыре тысячи километров) фронта Великой Отечественной войны, здесь проходила наша основная морская дорога, по которой шли в страну караваны судов с закупленными у Англии и Америки товарами, боевым снаряжением, продовольствием. Ответственейший аванпост, тяжелейшая боевая вахта - с честью несли ее североморцы.

В своей книге «На краю земли Советской» Федор Поночевный писал:

 «Наступили длинные полярные ночи. Светлого времени почти не бывает. Чуть засереет горизонт, едва нацелимся стереотрубами и биноклями на море, на черную изломанную кромку побережья той стороны, только приглядимся к мысам, бухтам, высоткам и тяжелым холмистым волнам, и опять ночь сужает поле зрения, окутывает все таинственной мглой. Чем ближе к концу года, тем более условным становится понятие времени: ночь днем, ночь и ночью, если не светят луна или северное сияние. В лунные ночи и при сполохах северного сияния, когда сверкают необъятные белые просторы, кажется, все видим, и видим далеко. Снега в этом году очень много. Наша батарея похожа на подснежный город. Противник может засечь нас только по вспышкам выстрелов. Но и это нелегко — в светлое время стреляем бездымными, а ночью беспламенными порохами. Это моя третья полярная ночь.

В зимние дни 1942/43 г., к нам зачастили гости издалека. Приехали московские артисты во главе с Мировым и Дарским.  Потом поэты Василий   Иванович   Лебедев-Кумач    и   Ярослав   Родионов,    композитор Константин Листов, кинооператор Сергей Урусевский.

Гости приехали не только беседовать с нами, не только фотографировать, расспрашивать, но и развлекать, веселить, ободрить добрым и страстным словом. Лебедев-Кумач читал в землянке второго орудия стихи и фельетоны, рассказывал про другие фронты, Листов играл на баяне и пел свои песни, пел и Ярослав Родионов, прочитавший потом, к великому удовольствию всех, стихи, посвященные нашей батарее.

Повоевать нам пришлось и при гостях. Концерт Мирова и Дарского закончился боем. Вечер Лебедева-Кумача, Родионова, Листова, Урусевского-—настоящим сражением. Вместе с батареей Соболевского мы подбили тогда транспорт. Но и фашисты прямым попаданием поразили орудие у Соболевского. Там были убитые и раненые.

Так жили батарейцы в ту полярную ночь. Мы уже не чувствовали себя где-то на отшибе, в стороне от большой войны. Мы воевали по-настоящему и понимали, что находимся в гуще событий па правом фланге фронта. Рыбачий становился серьезным опорным пунктом флота, где скрещивались интересы самых различных родов оружия. Тяжелой была та ночь. Горьки все новые и новые потери. Но у людей росла вера в свои силы.

В феврале большая радость — наш артиллерийский дивизион награжден орденом Красного Знамени...»

Фильм «69-я параллель» (режиссеры В.Беляев и М.Ошурков) – правдивый кинодокумент и одновременно яркий эмоциональный рассказ о подвигах моряков – североморцев и воинов карельского фронта.

Следующим фильмом, который снимал кинооператор Сергей Урусевский вместе с другими кинооператорами, стал фильм «Битва за нашу Советскую Украину».

Какую главную задачу ставили перед перед фронтовыми кинооператорами  (хроникерами)?

Показать войну через человека. Это было тем более важно, что в первый месяцы войны Советская Армия никаких масштабных операций не производила. Но моральное состояние, великий дух наших солдат оказались чрезвычайно высокими, а это можно было передать через человека.

Весной 1943 года в документальное кино пришел известный кинорежиссер А. П. Довженко. Вместе с режиссерами Ю. И. Солнцевой и Я. Авдеенко он начал накапливать киноматериал для фильма об освобождении Украины. Приступая к работе, А.П. Довженко поделился с фронтовыми операторами своими мыслями о будущей картине, которую он себе представлял как эпическое полотно о народной борьбе с врагом, о муках и лишениях, которые принял украинский народ от фашистских убийц, о героической Красной Армии, победоносно шагающей по освобожденной украинской земле.

Беседуя с операторами, он, по воспоминаниям А. Кричевского, говорил: «...Снимайте усталых, измученных наших солдат. Покажите с экрана их труд на дорогах войны. Покажите женщин и стариков, вышедших сеять хлеб на поле, где вчера еще шла битва. Снимайте наших раненых и убитых. Ценой обильно пролитой крови достается нам победа, и преступно молчать об этой дорогой, неоплатной цене. Вы снимаете для истории, а она должна знать правду. Неверно, что в фронтовой хронике вы снимаете только атаки, перебежки, артобстрелы и совсем не показываете окопную жизнь солдата. Покажите, наконец, генералов, не водящих пальцем по карте или глядящих в стереотрубы, а взволнованных, рассерженных, небритых, измученных. Именно таким кадрам поверит зритель, ибо он увидит подлинных полководцев, а не плакаты, срисованные с них».

Эти мысли А. Довженко глубоко проникли в сознание всех операторов будущего фильма, и все их съемки были сделаны в одной тональности, как будто их снимал один оператор.

Освобождение Левобережной Украины явилось результатом многочисленных сражений. Авторы фильма, не придерживаясь хронологической последовательности, дают эпическую картину народного бедствия, используя синхронные записи рассказов тех, кто на себе испытал бесчеловечность фашизма, для подтверждения мысли о великих жертвах, которые еще долго будут оплакивать потомки и которых никогда не забудут и не простят люди гитлеровским мерзавцам.

Отступая, фашисты оставляли после себя руины и смерть. Они мстили за свое поражение. Обер-палач рейхсфюрер СС Гиммлер отдал приказ: «Добиться того, чтобы при отходе из районов Украины не оставалось ни одного человека, ни одной головы скота, ни одного центнера зерна, ни одного рельса, чтобы не остались в сохранности ни один дом, ни одна шахта... чтобы не осталось ни одного колодца, который бы не был отравлен. Противник должен найти действительно тотально сожженную и разрушенную страну».

Фашистские мерзавцы всех рангов, от командующего Манштейна до рядового солдата, старались выполнить этот приказ.

Стремительное наступление советских войск спасло многие города, села и промышленные предприятия от разрушения. Активно действо­вали и партизанские отряды. Они срывали контейнерные перевозки врага по шоссейным и железным дорогам, уничтожали карательные отряды, брали штурмом населенные пункты и держали их в своих руках до подхода советских войск.

Наступление развивалось по всему фронту.

Впереди был так называемый «Восточный вал», на который возлагало все свои надежды фашистское командование. Впереди был Днепр, за которым томились в неволе советские люди.

Первый совместный фильм Центральной и Украинской студий кинохроники, «Битва за нашу Советскую Украину», снимали: Б. Вакар,  В.Орлянкин, П. Касаткин, А. Софьин, В. Штатланд, В. Фроленко, В.Афанасьев, К. Богдан, Н, Быков, М. Глидер, М. Гольбрих, И. Гольдштейн, И. Запорожский, М. Капкин, И. Кацман, И. Комаров, Ю. Кун, Г. Могилевский, Б. Рогачевский, С. Семенов, В. Смородин, С. Урусевский, А.Фролов, С. Шейнин. Это были уже опытные, много повидавшие и испытавшие операторы-фронтовики, показавшие свое мастерство в съемках боев под Москвой и Ленинградом, в партизанских отрядах.

Фильм «Битва за нашу Советскую Украину» вызвал многочисленные отзывы нашей прессы.

 «Когда вы будете смотреть фильм о битве за нашу Советскую Украину, — писал И. Бачелис в газете «Известия» (22 октября 1943 года), — созданный А. Довженко совместно с Ю. Солнцевой и Я. Авдеенко, войска Красной Армии будут с боями продвигаться за Днепром, освобождая новые города и села далеко за той чертой, где оставили нас последние кадры фильма. Наверное, вместе с частями Красной Армии будут идти вперед и операторы кино, запечатлевая дальнейший путь освобождения, снимая кадры новой серии этой картины. И, когда вы услышите салюты в честь победных подвигов советских воинов—освободителей Украины, перед вашими глазами будут вставать вновь и вновь кадры этого фильма, в ваших ушах будет звучать страстная речь Довженко...

...Советский зритель видел немало сильных и незабываемых снимков и документов войны. Мы видели бушующую стихию огня, горящие здания, растоптанные поля, пепелища и трупы растерзанных людей. Мы видели картины отступления и смелые броски наступающих дивизий, развевающиеся бурки конников и мерную поступь пехоты. Кромешный ад боев и трудовой пот победы. Все это запечатлено и в фильме о битве за Украину. Но никогда трагедия народа не была еще показана в такой сгущенной, кон­центрированной форме. Сейчас мы смотрим на разрушения, на следы фашистских зверств глазами возвратившихся людей, мы видим их на фоне наступления Красной Армии, и тем сильнее воздействие фильма на ум и сердце зрителя. То, что много раз видено на экране, раскрыто здесь перед нами как бы изнутри. Словно на экране горит не дом вообще — над нами, сидящими в зрительном зале, пылает крыша, над нами гнутся стропила и скрежещет железо в огне.

Такой силы художественного воздействия редко достигало документальное кино...»

За заслуги в годы Великой Отечественной войны Сергей Павлович Урусевский был награжден медалями

 «За оборону Советского Заполярья»,

 «За оборону Москвы»,

 «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.»

 

г.Усть-Каменогорск.                                                                                                         2005 г.