47

 

С началом войны и без того активная военная корреспонденция актрисы возросла вдвое.

«Уважаемая Любовь Петровна! – писали ей. – Товарищ Орлова! Согласно Вашему обещанию через подателя сего политрука Дорхсветлидзе прошу сообщить точные даты и часы Вашего приезда к красноармейцам вверенного мне гарнизона.

Одновременно сообщаю Вам, Любовь Петровна, что бойцы, командиры и их семьи крепко готовятся к Вашему приезду. Красноармейцы готовят клуб, жены командиров убирают сцену и украшают ее цветами и лозунгами.

 

Орлова друг наш от искусства.

И рядом песенок ея

Свободный досуг коротает

Красноармейская семья.

 

Из писем.

Красноармеец тов. Верхолаз готовит хороший букет цветов, который будет лично вручать Вам, а красноармеец тов. Ковальчук уже написал для Вас приветственные стихи, которые зачтет на красноармейской сцене и вручит Вам на память. Красноармеец тов. Горбунов, руководитель Красноармейского духового оркестра, уже давно репетирует новый марш для Вашей встречи.

Что касается меня лично, то я пригласил военного корреспондента из окружной газеты «Боец РККА», который отметит Вашу встречу с красноармейцами».

Стихи красноармейца Ковальчука, зачитанные Орловой и врученные ей на память, выглядели так:

 

Впервые видели мы Вас,

когда «Веселые ребята»

среди овец, коров и коз

задачу выполняли свято.

А в цирке, появившись вновь,

Вы мигом вся перевоплотились.

И речь о вас шла без умолку:

Любовь Петровною гордились!

 

Опустив почему‑то характеристики Орловой в «Волге‑Волге» и в «Светлом пути», красноармеец Ковальчук закруглялся:

 

Орлова – друг наш от искусства,

и рядом песенок ея

свободный досуг коротает

красноармейская семья.