В САЛОНЕ

Никита подходит к Усатому и наконец-то просовывает пальцы в кастет. Усатый лезет за пистолетом, но пиджак застегнут. Усатый рвет пуговицу, вскакивает и... Никита бьет его кастетом по голове. Кровь брызжет на сидящую рядом девушку, та кричит, но быстро хрипнет.

Полина срывается с места.

Полина. Граждане пассажиры, сейчас у нас будет угон, не волнуйтесь. Мы требуем... (По шпаргалке.) Мы требуем изменить курс и лететь в Америку. Мы хотим хорошо жить в свободной стране... (Снова сбивается.) Нам очень надо туда.

К кабине подбегают Никита и Колька. Никита отталкивает Юрку и приставляет ствол автомата к щеке командира.

Юрка берет горсть клюквы из все еще протянутой корзины.

 

Пассажиры оцепенели и слушают Полину молча.

Полина. Никому вреда не будет. Мы сойдем за границей, а вы вернетесь... Только и всего.

Павлик вытаскивает у Усатого пистолет и направляет на СТЮАРДЕССУ.

Стюардесса. Нельзя! Мальчик, так нельзя!

Полина. Павлик, ты что?!

Васька пытается отобрать у Павлика пистолет, но тот вырывается.

Полина с ужасом смотрит, как ее восьмилетний сын размахивает пистолетом.

Полина. Павлик, не смей!

Полина опирается о спинку кресла. Ей тяжело стоять, ноги не слушаются, она валится на сиденье.

Стюардесса грозит Павлику пальцем.

Стюардесса. Нельзя, нельзя!

Павлик. На пол! Всем лечь на пол!

Стюардесса смотрит под ноги, но лечь не решается.

Павлик. Ах так!

Павлик нажимает на курок, но пистолет не стреляет. Павлик оборачивается к матери.

Павлик. Мама, а почему не стреляет?

Васька вырывает у Павлика пистолет.

Васька. Дурак, с предохранителя надо снимать...

 

Юрка вытирает испачканные клюквой губы.

Никита. Вы должны выполнять мои приказания быстро, не раздумывая. Ясно?

Командир. Мы понятливые.

Никита. Понятливые будут жить, дураки умрут.

Юрка с любопытством рассматривает приборы - по малолетству он не до конца понимает, зачем оказался в таком интересном месте.

Командир. Куда летим?

Полина. В Америку.

Командир. Заправиться надо.

Никита (Кольке). Сбегай к маме, скажи, пока все по плану.

 

Напевая веселый мотивчик, Колька пробегает по салону и останавливается возле матери.

Колька. Мама, пока все по плану.

Колька делает антраша и убегает обратно к кабине. Полина наклоняется к Ленчику.

Полина. Ленчик, я боюсь.

Полина закрывает ладонями лицо. Васька сжимает рукоятку пистолета, его рука трясется от напряжения.

Павлик. Отдай, ты тоже стрелять не умеешь.

Васька. Сынок! Я старше, я буду стрелять.

Павлик. Смотри, не обоссысь.

В проход высовывается пожилая женщина.

Женщина. Мальчики, ну чего вам не хватало на родине? Вы же пионеры, артисты, вас вся страна знает. Ну, как не стыдно...

Васька. Стрелять в нее?

Женщина охает, прячется. Павлик хохочет.

 

Самолет идет на посадку. Никита рассматривает северный пейзаж: дикие камни, озера, редкие сосны.

Никита. Где мы?

Командир. В Финляндии.

 

...К замершему на полосе самолету подъезжает "керосинка". Из машины выходят "рабочие"-спецназовцы. Они при помощи специальных кошек лезут к шлюзами прикрепляют пиропатроны.

 

Рвутся пиропатроны.

Полину и Кольку отбрасывает взрывной волной на развороченные переборки. Передний шлюз вываливается вместе с двумя рядами кресел. Никита падает, поднимается, пытается закрыть дверь кабины.

От взрыва лопается топливный бак и под самолет льется горючее. В салон протискивается спецназовец и направляет в спину Никите тупорылый десантный автомат. Васька прицеливается в спецназовца и не может выстрелить. Павлик смотрит на Ваську, на черный раструб автомата...

Спецназовец стреляет в Никиту. Кровь заливает дверь кабины, сидящих поблизости пассажиров, иллюминаторы. Васька роняет пистолет.

 

В самолете начинается паника. Из заднего шлюза на поле выпрыгивают пассажиры.

 

Полина пытается хоть что-то рассмотреть в клубах заполнившего салон дыма. Юрка плачет в голос.

Полина. Коля... Убей меня.

Колька кашляет, задыхается.

Полина. Кто-нибудь, убейте меня.

Командир спецназовцев останавливается возле Ленчика.

Командир. Наручники дайте.

Один из спецназовцев заглядывает Ленчику в лицо.

Спецназовец. По-моему, он инвалид.

Командир. Наручники!

Спецназовец подает наручники, и командир... сковывает руки Ленчика.

Ленчик (за кадром). Маму осудили на пятнадцать лет особого режима с отбыванием первых пяти лет в тюрьме. Колька и Васька пошли на восемь лет по малолетству. Юрку и Павлика отправили в детдом. Где похоронили Никиту, мы так и не узнали.