ЗАСТАВА

 

Машина останавливается на проселке. Вокруг смутно виднеются мокрые кусты. Проводник бесшумно выходит из машины и идет туда, где в конце проселка влажно поблескивает асфальт ученый тоже выходит, догоняет его и идет рядом.

- Зачем вы взяли этого интеллектуала? - говорит он.

- Ничего, - отзывается проводник. - Он протрезвеет. Я вам обещаю. - И, помолчав, добавляет: - А потом, его деньги ведь ничуть не хуже ваших...

Ученый быстро взглядывает на него, но не говорит больше ни слова. Они останавливаются на перекрестке и из-за кустов смотрят на заставу в сотне метрах впереди по шоссе. В маленьком домике горит одинокое окошко. Рядом в мертвом свете мощного прожектора чернеют два мотоцикла с колясками и бронированная патрульная машина. Вправо и влево от шоссе уходят через холмы стены с колючей проволокой и вышками, оснащенными пулеметами. Ворота в Зону распахнуты настежь.

-Патруль, - говорит проводник.

- Они все спят, - шепчет ученый. - Разогнаться как следует и проскочить на полной скорости... Они и мигнуть не успеют.

- Стратег, - говорит проводник. - Быстрота и натиск... Он смотрит вниз, на здание заставы, на которое медленно наползает серый клочковатый туман. Через несколько минут он проглатывает и здание заставы, и ворота, и стену. В серой мути, как утонувший фонарь, маячит тусклое пятно света.

- Вот так-то лучше, - говорит проводник. Они быстро возвращаются к машине. Писатель, заснувший на заднем сиденье, вскидывается.

- А? - зычно произносит он. - Приехали?

Проводник поворачивается и, взяв его пятерней за физиономию, с силой отталкивает назад. Писатель ошеломленно таращит глаза, затем говорит шепотом:

- Понял... понял... молчу...

Машина трогается, на малых оборотах выползает на шоссе, сворачивает и тихо, в полном соответствии со знаками, ограничивающими скорость, светящимися на обочине, катится мимо заставы. Когда она входит в луч прожектора, клубящийся в тумане, на черном мокром кузове ее видны надписи на трех языках: "ООН. Институт внеземных культур". Неожиданно сзади раздается пулеметная очередь. В тумане вспыхивает фиолетовый прожектор охраны. Машина на бешеной скорости несется во тьме по мокрому проселку. Проводник с потухшим окурком в углу рта - за рулем. В отсветах фар поблескивают очки его соседа справа. Писатель, весь подавшись вперед, держится обеими руками за спинки передних сидений и напряженно смотрит на дорогу. Он уже заметно протрезвел. Проводник сбрасывает газ, и машина с потушенными фарами осторожно сползает с проселка, вваливается в кювет, вылезает из него и, пофыркивая двигателем, вламывается в кусты. Потом двигатель затихает, гаснут подфарники и голос проводника произносит во тьме:

- Быстрее. Ползком за мной. Головы не поднимать, мешок держи вот так, слева. Не бойтесь, они нас не видят. Если кого зацепит, - не орать, не метаться: увидят - убьют. Ползи назад, выбирайся на шоссе. Утром подберут. Все ясно?

- Я бы хлебнул... - тихонько говорит Писатель.

- Уймись, запойный... пошли.