34. Аэропорт Москвы, у выхода для экипажа. Они идут

 

Он встречает Лару. Она прячет замотанную руку за спину.

Она подходит к нему.

Лара: Я так ждала тебя в аэропорту. У меня даже несколько раз документы проверяли, это потому, что я стояла на самом видном месте, чтобы ты меня не пропустил. А потом я сняла комнату у одной женщины. С белыми простынями. Так не люблю в цветочек.

Георгий: Знаю. Никогда так не делай. Меня срочно вызвали и сказали: самолет через час – ты должна была дождаться моего второго звонка. Подтверждающего!

Лара: Я ничего не понимаю в подтверждающих звонках, это там у вас на работе, наверно, распространено!!! Ты не перезванивал и не перезванивал, я ждала, ждала, я не могла больше ждать. Мне было легче ехать к тебе.

Георгий выругивается про себя. Кулаки у него сжимаются.

Идут некоторое время молча.

Лара: Тебе нужна послушная женщина.

Георгий: Что?

Лара: Чтобы звонила. Делала предупреждающий звонок. Тогда ты будешь довольный. Да?

Георгий: Что у тебя с рукой?

Лара: Так больно было внутри, а как только поранила руку, стало легче. Боль перенеслась из сердца в руку.

Георгий: Ты серьезно это говоришь?!!

Лара: Что ты, я шучу‑шучу, но мне кажется, я второго такого раза не выдержу. Я думала, что ты… как это говорится, бросил меня.

Георгий: Если бы это была не ты…

Лара: То что?

Он идет сбоку и как‑то по‑новому вглядывается в нее.

Лара: Что ты так смотришь?

Георгий: Никогда не видел тебя в форме. Стюардесса!

Лара: Не люблю этого слова. Бортпроводница.

Георгий: А что там ваш Коля, тоже бортпроводник?

Лара: Он таки лег в больницу, только у него нос не приживается, он так долго гулял без него, прямо как у Гоголя, только это наш Николаша.

Георгий: Какая нежность в голосе, значит, его с вами не было?

Лара: Да, он хороший человек. Жалостливый. Я так это ценю во всех, кто соприкасается со мной. Я всегда подам руку, от кого отвернулись.

Георгий: А я– нет, многим не подам, и не нужно… Какой у тебя орел на груди.

Лара: Это не орел. Это птичка.

Он резко остановился.

Георгий: Мы не поздоровались, здравствуй…

Лара (улыбается): Здравствуйте…

Георгий: Как ты жила без меня?

Лара: Без тебя со мной случается все плохое.

Георгий: Я тебе не верю. Боже, как я сильно тебе не верю…

Лара: Я тебе абсолютна не нужна. Что тут спорить, конечно, я повержена. Сейчас я слабее. Просто слабая, против тебя – никакой силы, никакой защиты, ведь я люблю тебя. Я перед тобой на коленях стою. Мне больно мучиться. Успокой меня, Георгий!

Георгий: Что ты скачешь с рейса на рейс? Тебе денег не хватает?

Лара (поспешно): Хватает‑хватает.

Георгий: Поцелуй меня.

Лара: Не хочу. Тебе нужна, наверно, тихая домашняя женщина, чтобы никуда не уезжала. Я вся в недочетах.

Георгий: К чему это ты? У тебя там что‑то было?

Лара: Я так и знала, что ты спросишь, будешь нападать.

Георгий: Так что же? Что‑то было без меня?

Лара: Ничего. Поцеловала одного летчика.

Георгий (Безразлично и деланно холодно): Ну и что дальше?

Лара: Что?

Георгий: Было?

Лара (подумав несколько секунд): Было. Ты же всегда относился к этому так легко!..

Он молчит.

Лара: Вот видишь, я тебе не нужна. Я тебе не подхожу. Тебе нужна другая женщина.

Георгий: Ты так хочешь?

Лара: Я… все жду, вдруг ты мне возразишь? А ты не возражаешь. Ты со мной согласен.

 

У него звонит телефон. Он останавливается поговорить. Она обгоняет его, но останавливается невдалеке – ждет его. Только он поговорил, ему опять позвонили. Она садится на лавочку, ждет его. Когда он подходит, она говорит:

Лара: Раньше, когда мы встречались, он не звонил.

Георгий: Я его отключал.

Лара: А сейчас?

Георгий: У меня много работы.

Опять идут молча.

Лара: Ты совсем отвык от меня, Георгий‑чик. Тебе не о чем со мной говорить.

Георгий: А что бы ты хотела… здесь?

Лара: О чем ты сейчас думаешь?

Георгий: О работе. Ну что, давай я тебя провожу.

Лара: Куда?

Георгий: Куда ты скажешь, наверно… тебе домой?

Лара: Нет, не надо, меня подвезут. (Голос ее дрожит.)

Георгий: Почему же, я провожу тебя, все‑таки в последний раз!

Она даже на секунду останавливается, как от боли, но ничего не говорит в ответ. Кажется, она пытается сдержаться, чтобы не заплакать.

Идут молча к его машине.

Георгий: Может, ты не хочешь ехать со мной?

Лара: Единственное мое желание – это ноль желаний, совсем не хочется идти и жить дальше, Георгий.

Георгий: Мне хочется только закончить все это поскорее, только закончить.