10. В самолете. Кухня

 

Она в самолете.

Мышка: Ты звонила Коле?

Она: Я звонила. Он на каком‑то мосту подрался, и у него прямо во время «боя» откусили кончик носа. Я, когда это от него услышала, прямо вскрикнула. А он мне говорит, ничего, я его приставил обратно и приклеил лейкопластырем… Короче, я позвонила врачу. Тот к нему съездил, говорит, нужно нос операцией пришивать – идет отторжение тканей… назначил ему день, а Коля не приехал. Я ему сегодня звоню, а там девушка уже совсем другая, новый голос. Я ей говорю: Коля дома? Она: да, дома. Я ей: его же ждут на операции, а она мне: а, сейчас я посмотрю, ой, он уехал на операцию! Я ей: у него нос может отвалиться, девушка, ему пить нельзя. Она мне – мы за ним следим, он сегодня совсем мало выпил! Короче, он опять гуляет. Но жалко, как же он без носа теперь будет… по салону ходить? И вообще…

Мышка: Он прямо помнит, что ему на мосту откусили?.. {Подумала.) Это ему отомстило за то, что он меня обидел.

 

Входит командир корабля. Лара нечаянно рвет чулок, рассматривает дырку.

Лара: Порвала, совсем новые.

Мышка уходит в салон с подносом напитков.

Командир: Давай я тебе куплю таких много‑много.

Лара: Купила их на последние деньги, какая же я дура… {Пытается перекрутить дырку набок, чтобы было не так заметно.)

Командир: Ты почему сегодня опоздала?

Она начинает петь в стакан, как в микрофон, популярную песню.

Она прерывает свою песню.

Она: Что ты так меня рассматриваешь?

Командир: Ты даже не накрашенная сегодня… Откуда ты? Я же все про тебя знаю наизусть.

Она: Я же просто человек, слабая, что ты допрашиваешь меня? Я и так сейчас могу заплакать… Я должна быть выдержанной. Выдержка – это самое главное.

Командир: Ты все равно никого не найдешь, кто бы любил тебя так, как я. И мне тебя жалко. Мне кажется, тебя никто не жалеет, и он тебя не жалеет…

Входит Мышь.

Командир {быстро перестраиваясь): Есть один частный полет. Всем хорошо заплатят.

Мышь: Когда лететь?

Командир: Срок уточняется.

Она: Как хорошо, как раз мне так нужны деньги! (Ставит Мышке на поднос несколько бутылок. Та выходит.)

Командир: У тебя нет денег? Давай я тебе дам.

Она: Да нет, это я так, неконкретно!

Командир: Я же просто люблю тебя и хочу тебе облегчить…

Она: Спасибо. (Вздыхает.)

Командир: Тот, другой, парень, я вижу, не очень заботится о тебе.

Она: Вот когда ты ведешь самолет, ты – очень значительный, а когда так…

Он: Понятно, кто он, этот парень?

Она: Я тебе первому расскажу, если что…

Он: Если ты любишь, то прощаешь все‑все‑все, и это сильнее тебя. Влюбленный слаб. Скажи своим парням…

(Входит Мышь.)

Она: Иди, пожалуйста, Леша, ну ты же мешаешь!

Он: Дай тогда печенье!

Она: Ты что, это же смерть на взлете – такое жирное, ты станешь толстеть.

Он (кладет печенье в рот): Как летчик тебе сообщаю, что смерть чаще наступает при посадке, а не при взлете.

Она: Понятно, смерть при посадке, но так как‑то не звучит. Все, иди, иди, пожалуйста, ты меня размагничиваешь!

 

Мышь: Зачем он приходил?

Лара: Спрашивал, почему опоздала. Молодец, ты очень похудела.

Мышь: Зачем ты разговариваешь с ним таким голосом?

Лара: Каким голосом?

Мышка: Обнадеживающим. Ты даешь ему надежду!

Лара (задумывается): Да? Ну, прости меня, я опять не так все делаю, что мне сделать, как правильно?

Мышка: Счастливая ты, все за тобой ухаживают, вот если бы он позвал меня, как тебя, я бы была более благодарная… Он бы понял, что я предназначена ему.

Лара: Ну, надо же, какое я произвожу впечатление. В чем же мое счастье?

Мышка: В тебя все влюбляются, ты… такая худая, тебя любит командир, и если ты будешь умная… Что с тобой?

Лара: Да, что это со мной? Прорвало обшивочку немножко. Я, как всегда, прекрасна, я как всегда прекрасна… – И она вышла в салон со своей обычной улыбкой.