В эфире

Документальную мини-серию, сделанную в стиле журналистского расследования, редакции стараются показать в пиковое вечернее время. Показу предшествует широкая рекламная кампания (вплоть до щитов на автобусах). Часто реклама публикуется в местной газете. Для подготовки объявлений в печати, обычно в сенсационном стиле, делаются заказы независимым рекламным агентствам. Это дает критикам основание обвинять телекомпании в электронной "желтой журналистике", в "журналистике с душком". В оправдание ТВ старается найти благовидные оправдания.

Журналистские расследования, как правило, выходят в эфир в то время, когда у телевизоров больше всего зрителей. Причина очевидна: станции хотят получить максимум прибыли из передач, в которые было вложено много денег и времени. Подготовленный материал нужно показать как можно скорее, ибо задержка порой может привести к совершению нового преступления или другого зла для общества.

Расследования появляются на телеэкранах в виде серий в течение четырех-пяти вечеров. На каждый сюжет обычно отводится от четырех до десяти минут, в то время как средняя продолжительность обычного репортерского сообщения равна 1 мин. 45 сек. Заключительный эпизод готовят продюсер, ведущий репортер и оператор. Частота появления репортера перед камерой зависит от принятой на станции практики и журналистского "эго". Оно должно оправдываться соображениями дела, а не саморекламой. Журналист, проводящий расследование, готовит заодно и рекламный ролик. Каждый вечерний эпизод из сериала обычно завершается анонсом следующего.

Некоторые телестанции обдуманно вводят в расследование элементы сенсационности, подчеркивая дух рыцарей "плаща и кинжала". Фэнг дает описание одного рекламного клипа, вызвавшего лавину критики: темная комната, открывается дверь, темноту прорезает луч фонарика, негромкий стук свидетельствует о том, что в комнате кто-то есть, звучит бархатный голос диктора: "Сейчас идет расследование". Реклама на таком уровне едва ли вызывает доверие зрителей.