Образование

Чтобы рассказать о событиях в сфере образования, репортеру не приходится прибегать к специальным терминам, как в сюжетах о науке, или к абстрактным цифрам, как в сообщениях об экономике, но и здесь его подстерегает немало ловушек. Фэнг отмечает, что образование — понятие емкое, едва ли возможно очертить его границы. От сюжетов на эту тему у зрителей тоже может резко подскочить давление и прилить к лицу кровь.

"Новости из сферы образования, подобно новостям об экономике и из других областей, порой больше касаются политики, чем самого образования" (с. 160).

Вся страна в целом и каждая семья в отдельности заботится о своих детях. Поэтому в основной своей массе зрители активно реагируют на освещение таких тем, как обязательное обучение, цензура учебников, премии учителям, закрытие школ, выпуск школьных акций, уроки сексологии.

На подготовку материалов, посвященных проблеме образования, репортеру приходится тратить очень много времени — присутствовать на заседаниях школьных советов, поддерживать тесные контакты с учителями, профсоюзами, советами управляющих колледжей, экспертами по высшему образованию, родителями и, конечно, учащимися и студентами. Фэнг рекомендует репортерам читать раздел об образовании в воскресном номере "Нью-Йорк таймc", аналогичные рубрики в журналах "Тайм" и "Ньюсуик" и многочисленные профессиональные периодические издания.

Средствами ТВ нелегко рассказывать об образовании, подчеркивает Фэнг. В некоторых сюжетах встречается очень много цифр, данных о результатах тестирования, количестве учащихся, зарплате педагогов и т. п. Передать динамику и упростить информацию, советует автор, можно с помощью графики. Например, станция в Сент-Поле придумала диаграмму с элементами мультипликации, чтобы проиллюстрировать запутанный план местной десегрегации, согласно которому необычным способом были слиты вместе белая и негритянская школы в одном районе. Треть учащихся одной школы посещала другую в течение трети учебного года. На экране были изображены два прямоугольных школьных здания: одно заполненное преимущественно черными квадратиками с небольшой добавкой белых, другое — в основном белыми. Под каждым зданием был показан оранжевый школьный автобус. Часть черных квадратиков из первого здания медленно перетекала в автобус, ожидавший внизу, а часть белых квадратиков из другой школы перемещалась в другой автобус. Потом автобусы передвигались к противоположной стороне экрана, квадратики из них переходили в новые школьные здания, и всякому зрителю становился понятным весь смысл нового расового баланса.

Разумеется, не у каждой станции есть аппаратура, способная совершать такие электронные чудеса. Остроумные приспособления типа макетов с подвижными элементами могут передать идею так же хорошо.