Г. Саркисьянц. Телевидение — гигантский стадион

 

Как я стал спортивным телекомментатором? Произошло это неожиданно, хотя я с детства увлекался спортом, особенно футболом и боксом.

Окончив отделение журналистики филфака Ленинградского университета, я работал в печати. По правде сказать, писать хотелось не о спорте, а об искусстве, но поначалу моя журналистская работа была далека и от того и от другого.

В 1959 году меня пригласили в отдел спорта молодежной редакции Центральной студии телевидения (так раньше именовалось ЦТ). Требовался редактор — молодой журналист, разбирающийся в спорте. Последнее меня не смущало, так как я, прекратив активные занятия боксом, остался преданным спортивным болельщиком. Но телевидение... Что это такое? В те годы на факультетах и отделениях журналистики готовили только работников печати, не уделяя «малому экрану» никакого внимания. А у него ведь свои законы, своя специфика.

И все же я решил попробовать силы на телевизионном поприще. Хотя у меня был за спиной опыт работы в ленинградской газете «Смена», в «Вечернем Ленинграде», «Батумском рабочем», в журнале «Физкультура и спорт», но тут пришлось начинать фактически с нуля, осваивать азы новой журналистской профессии. Моя первая передача, в которой я был и автором и редактором, называлась «Итоги футбольного сезона 1959 года».

Правда, тогда я так и не стал сотрудником телевидения. Но контакты с Шаболовкой сохранил — подготовил серию телеочерков о кандидатах в нашу олимпийскую сборную 1960 года. А вскоре меня приняли на должность спортивного редактора. Надо пояснить, что спорт на экране был тогда поделен в основном между двумя редакциями: молодежная готовила так называемые «тематические передачи», а телетрансляции и спортивная хроника приходились на долю общественно-политической редакции, точнее — ее отдела информации. В нем я и стал работать.

В эфир же мне впервые пришлось выйти с легкой руки сотрудников третьей редакции — детской. Была у них такая рубрика — «Познакомьтесь — спорт». Для одной из часовых передач этой рубрики меня попросили написать сценарий. Тема — работа детских спортивных секций Дворца тяжелой атлетики, который находился на Цветном бульваре, рядом со старым цирком. Сдавая сценарий, я спросил опытного редактора Е. Шенгелевича, кто будет ведущим. И вдруг он говорит: «А почему бы тебе не взяться самому? Ведь ты в деталях знаешь весь материал и знаком с каждым из участников передачи». После долгих колебаний я согласился, но до сих пор помню свое ужасное состояние, когда зажегся красный огонек на телекамере и начался прямой эфир.

Это был случайный эпизод в моей работе, и тогда я не думал, что у него будет продолжение.

В августе 1960 года, в канун Дня физкультурника, мне пришлось готовить дикторский текст к торжественной части праздника, который должен был состояться на Большой спортивной apeне Центрального стадиона имени В. И. Ленина. Совсем неожиданным явилось для меня задание провести репортаж об этом событии. Но, поскольку текст был написан мной и я присутствовал на генеральной репетиции, особых сложностей не предвиделось. Однако на этом сюрпризы не прекратились. Составной частью праздника был футбольный матч между ЦСК МО (так называлась тогда армейская команда) и донецким «Шахтером». И вот сразу же по окончании торжественной части в комментаторскую кабину ворвался взволнованный редактор трансляции. Произошел следующий диалог. «Футбол любишь?» — «Люблю». — «Футболистов знаешь?» — «Знаю». — «Садись за микрофон — будешь вести репортаж о футбольном матче...».

Оказалось, что серьезные обстоятельства неожиданно помешали явиться на передачу спортивному комментатору            Я. Спарре. Выхода не было. Футболистов я действительно знал в лицо. Но вот так, сразу, как говорится, «с листа», вести репортаж, да еще впервые...

Я комментировал ход игры словно в тумане, думая лишь о том, когда все это кончится. На мое счастье, ко второму тайму подоспела подмога — вызвали радиокомментатора В. Дёмушкина.

На следующий день состоялась общетелевизионная летучка. Обсуждались прошедшие за неделю передачи. И вдруг заместитель председателя нашего Комитета В. И. Чернышев спрашивает: «Кто вел репортаж о вчерашнем празднике и о футбольном матче?» «Все, — думаю, — на этом моя комментаторская биография закончилась». Называют мою фамилию. «Ну что ж, кажется, для начала неплохо, — заметил Вячеслав Иванович. — Пусть работает». Так прошло мое боевое крещение.

Говоря о первых шагах на телевидении, не могу не вспомнить частые споры с коллегами из радиовещания. Они отдавали пальму первенства своей профессии, полагая, что работать на ТВ значительно проще, чем на радио. Сначала я не считал возможным поддерживать ту или иную сторону, но вскоре случай помог мне разобраться, по крайней мере для себя, кто здесь прав, а кто — нет.

Перед окончанием Римской Олимпиады (1960 год) я получил задание организовать в день возвращения советских делегаций в Москву выступление по телевидению олимпийских чемпионов.

Для начала нужно было отправить из диспетчерского центра Аэрофлота на борт авиалайнера телеграмму в адрес председателя Комитета по делам физкультуры и спорта Н. Н. Романова с поздравлением и просьбой к олимпийцам сразу же из аэропорта отправиться на Шаболовку. Как только самолет приземлился, я с трудом пробился к трапу. От                 Н. Н. Романова я услышал, что олимпийские чемпионы поедут со мной. Но легкое ли дело — «отбить» победителей от большого числа встречающих, от друзей и близких. В моем распоряжении были два легковых ЗИСа, о которых мог только мечтать любой репортер. Они были наготове. В ожидании багажа спортсмены расположились в таможенном зале, и здесь радиокомментатор В. Семенов в течение получаса без особых усилий сумел записать на магнитофон голоса почти всех обладателей золотых медалей, а затем отправился на радио монтировать пленку. Мне же еще предстояло собрать олимпийцев, не упустив ни одного героя, и вместе с ними взять курс на Шаболовку. Там нас уже ждали. Как только мы вошли в холл телестудии, сразу же был прерван показ художественного фильма, и диктор И. Кириллов начал передачу, посвященную победе советских спортсменов на Олимпийских играх в Риме. В ней участвовали Л. Латынина, П. Болотников,                       Р. Шавлакадзе, И. Богдан, И. Пресс, В. Капитонов, Б. Шахлин, В. Крепкина, Н. Пономарева, А. Курынов.

Из этого эпизода хорошо видно, сколько сил, труда и времени требует организация оперативной телевизионной передачи.

В начале 60-х годов спортивное ТВ было на пути становления. Я уже упоминал, что передачи, не привязанные к конкретному спортивному событию, создавались в молодежной редакции, а группа трансляций и оперативной информации о спорте входила в отдел теленовостей. Мы должны были организовывать спортивные страницы информационных программ, приглашать на студию известных спортсменов, добившихся побед на крупных международных соревнованиях. Причем очень часто мы встречали их в аэропорту и привозили прямо на Шаболовку. Обеспечивать такие выступления было не просто. Ведь далеко не всякий спортсмен, едва прибыв в Москву, готов сразу отправиться с корабля, прямо скажем, далеко не на бал. И все же справедливости ради замечу, что большинство спортсменов и тренеров, советских и зарубежных, с пониманием откликались на наши просьбы и охотно принимали участие в передачах.

Особенно широко эта работа развернулась после создания популярной еженедельной программы «Эстафета новостей», спортивные страницы которой мы готовили.

Как ни странно покажется нынешнему поколению болельщиков, много хлопот в тот период доставляли нам трансляции футбольных и хоккейных матчей. Это сейчас телевидение может вести репортаж о любой встрече по футболу и хоккею, которая проводится в Москве. А тогда мы накануне чемпионатов страны писали официальные письма в адрес Спорткомитета СССР и дирекции стадионов с просьбой разрешить трансляцию тех или иных матчей. И наш список, как правило, возвращался сильно урезанным. А дело заключалось вот в чем: администрация стадионов считала, что телевидение значительно уменьшает приток зрителей на трибуны. Долгое время с помощью скрупулезной статистики, которую мы вели, пришлось доказывать, что не телевизионные трансляции, а плохая игра футболистов сокращает число болельщиков на стадионах.

Среди проблемно-познавательных спортивных передач той поры особого внимания заслуживают «Физкультура и спорт», «Зовут дороги дальние» и телевизионные викторины.

Ежемесячный журнал «Физкультура и спорт» был разнообразен по тематике. Он рассказывал о лучших физкультурных коллективах, о наших выдающихся спортсменах, о тех. или иных видах спорта, о новинках спортинвентаря, о наиболее интересных событиях спортивной жизни за рубежом. Пожалуй, ни одна мало-мальски важная проблема, связанная с физкультурой и спортом, не ускользала из поля зрения создателей тележурнала. И в этом была, прежде всего, заслуга его редакторов К. Шашко, А. Ворончанина, режиссеров С. Трозановой, Н. Аристова и П. Исакова. Особо следует сказать о режиссерской деятельности Н. Аристова и П. Исакова. Бывшие актеры, они почти одновременно пришли в спортивное телевидение и сразу же проявили умение найти «изюминку» в любой, даже, казалось бы, невыигрышной теме. Более двадцати лет отдали они делу, ставшему для них любимым, щедро делились своим уникальным опытом с молодежью.

Характерной чертой журнала «Физкультура и спорт» была многожанровость. Преобладали на его страницах очерки, но они сочетались с интервью, репортажами, зарисовками, дружескими шаржами и т. д. Частыми гостями передачи наряду со спортсменами и тренерами были ученые, писатели, журналисты. Многие выпуски носили публицистический характер. Чтобы укрепить связь с аудиторией и повысить действенность передач, велась постоянная рубрика «По вашим письмам». Несмотря на ограниченность технических средств, создатели журнала старались максимально использовать возможности студии «Б», в то время самой большой на Шаболовке, и передвижных телестанций.

Альманах для туристов «Зовут дороги дальние» — детище редактора М. Дивовой. План этой ежемесячной 45-минутной передачи составлялся весьма продуманно, и это во многом определяло ее успех. Ведь необходимо было заранее, на весь год, распределить тематику выпусков с учетом популярности тех или иных маршрутов, сезона отпусков, особенностей интересов рыбаков и охотников, любителей велотуризма и путешествий на байдарках и т. д. Вместе со своим многочисленным авторским активом М. Дивова увлеченно искала все новые и новые уголки природы, о которых можно было бы рассказать в передаче.

Сейчас может показаться, что в подобной работе нет ничего сложного. Все мы привыкли, например, к выпускам «Клуба путешественников», которые создаются с помощью профессиональных операторов многочисленных кино- и телестудий страны. А тогда приходилось обходиться собственными силами и, главным образом, услугами кинолюбителей. Правда, эти энтузиасты готовы были пройти буквально сотни километров с кинокамерой, чтобы открыть телезрителю еще незнакомые ему «дороги дальние». Чуткий и тонкий редактор, М. Дивова обладала способностью в начинающем кинолюбителе распознавать будущего телевизионного автора, который вскоре приносил для передачи интереснейший материал.

И все же центральное место в альманахе отводилось не киносюжетам, а «живым» встречам с теми, кто исходил сотни километров по туристским маршрутам. Многие песни, прозвучавшие во время этих встреч, стали популярными среди туристов. В альманахе «Зовут дороги дальние» постоянно участвовали студенты различных вузов столицы, и это помогало сделать передачу более живой и веселой, романтичной и познавательной.

Своеобразным камертоном для всех нас в нашей работе служили письма. Их поток резко возрастал каждый раз спустя два-три дня после проведения телевизионной викторины. Из отдела писем в небольшую комнату, которую занимали «спортсмены», приносили огромные бумажные мешки, заполненные зрительскими ответами. Аудитория телевикторин была огромна. Заочные конкурсы шли в несколько туров. Их победители становились участниками заключительного тура, проводившегося в студии на Шаболовке.

Тогда зрители не были, как теперь, избалованы большим количеством и разнообразием спортивных программ. Поэтому они с живым интересом смотрели наши викторины и сами подсказывали новые варианты заданий. Одним словом, были и участниками и соавторами этих передач, которые редакторы готовили вместе с постоянной группой авторов.

В составлении вопросов и в работе жюри, как правило, участвовали популярные спортсмены. Вот почему зрители начинали воспринимать как добрых знакомых неоднократно появлявшихся в кадре Л. Яшина и В. Боброва, В. Брумеля и             И. Тер-Ованесяна, Л. Латынину и А. Забелину, В. Щеголева и Ю. Авербаха, В. Муратова и Ю. Власова, М. Исакову и                  Л. Скобликову. Этот список можно было бы продолжить и дальше.

Спортивная тематика занимала все больше места в программах, и сам собой возник вопрос о создании отдела, который координировал бы все, что имело отношение к физкультуре и спорту на телеэкране. В 1961 году такой отдел был создан при Главной редакции общественно-политических программ. Он свел воедино работу, которая до этого порознь велась в молодежной редакции и в отделе информации. Объединение наших сил помогло более последовательно и широко развернуть спортивную пропаганду. А у телевидения здесь очень большие возможности.

Возьмем, к примеру, бокс, который с давних пор любим и популярен в нашей стране. Долгое время ни известный Дворец спорта «Крылья Советов», ни здание цирка на Цветном бульваре не могли вместить всех его болельщиков. Да и крупных зарубежных боксеров мы до начала 60-х годов почти не видели. И вот наступил 1963 год. В Лужниках, во Дворце спорта, проводится чемпионат Европы по боксу. Телерепортажи со столь представительного состязания я вел вместе с экс-чемпионом страны Глебом Толстиковым. Те дни надолго остались в памяти еще и потому, что ни одна команда за всю историю бокса не добивалась раньше такого успеха: все десять советских спортсменов вышли в финал. Трудно передать, с каким волнением ведешь репортаж, когда знаешь, что все решат последние поединки. Тут для журналиста очень многое значит первая победа нашего спортсмена: сразу меняется тон, комментировать становится гораздо легче.

Шесть золотых и четыре серебряных медали завоевали в тот раз советские боксеры. Эхо их славных побед отозвалось в разных городах страны новой волной интереса к этому замечательному виду спорта. Как тут не вспомнить слова большого специалиста по боксу, заслуженного тренера СССР Ю. Радоняка, который говорил: «Если репортаж о каком-либо соревновании был в канун набора в боксерские секции, то отбоя от ребятишек нет».

Второй, еще более красноречивый пример — фигурное катание. Я стал первым телекомментатором этого вида спорта и хорошо знаю, как росла благодаря телевидению его популярность. Практически первая развернутая трансляция соревнований по фигурному катанию состоялась в 1965 году, когда в Москве проходил чемпионат Европы. До этого массовой аудитории не приходилось видеть такое созвездие выдающихся фигуристов во всем блеске их мастерства. Показ этого захватывающего, увлекательного зрелища сопровождался объяснением незнакомых спортивных терминов, таких, как «сальхов» и «аксель», «либела» и «тодес», «лассо» и «килиан». Постепенно они стали понятными, а затем и привычными, помогая телезрителям лучше разобраться в новом для них виде спорта. Так началась широкая популярность фигурного катания, и вскоре мальчишки и девчонки буквально заполонили еще немногочисленные тогда секции будущих фигуристов. Пришлось срочно увеличивать число этих секций. Вот какими внушительными оказались результаты спортивной телепропаганды!

Прошло много лет, и я думаю, что те, от кого зависит процветание тех или иных видов спорта, забыли об этом поучительном опыте. А напрасно!

Хочу еще немного остановиться на фигурном катании, передачи о котором я веду до сих пор. Первые шаги телетрансляции с европейских и мировых турниров не имели ничего общего с теми мини-репортажами, какие стало показывать телевидение в 70-е годы. Мы вели прямые трансляции с первой до последней минуты соревнования. Поэтому у меня как у комментатора была возможность познакомить зрителей не только со звездами фигурного катания, но и с теми, кто делал лишь первые шаги на международной спортивной арене, подробно рассказать об участниках и ходе соревнований по всем видам программы. В моем распоряжении были паузы во время заливки льда, когда можно было взять интервью у тренеров и спортсменов, во время разминки каждой группы выступающих, что позволяло объяснить элементы фигурного катания, остановиться на вопросах судейства. Разве расскажешь обо всем этом зрителям, если в репортаж входят лишь произвольные программы пяти-шести сильнейших, да к тому же видеозапись урезана до предела? Успеваешь только назвать спортсмена и страну, которую он представляет, да в момент вынесения оценок (это 30—40 секунд) сказать несколько слов о самом фигуристе. Общее же представление о ходе борьбы, об обстановке, в которой проходят соревнования, о тех или иных тенденциях в фигурном катании, о представителях «новой волны» — остается, как мы говорим, «за кадром».

Во вновь созданном отделе спорта Главной редакции общественно-политических программ организацией внестудийных передач занимался первоначально лишь один редактор, и работу он, если судить по сегодняшним меркам, проводил огромную. Ведь все репортажи шли тогда впрямую, а это намного более сложное и ответственное дело, чем видеозапись.

Основную же часть спортивного вещания, как и прежде, составляли передачи проблемного и познавательного характера. Единственной информационной рубрикой был еженедельный выпуск «Голы, очки, секунды». Он выходил по понедельникам, как правило, в конце вечера, и включал в себя небольшие киносюжеты о всесоюзных и Международных спортивных соревнованиях, а также выступления в кадре чемпионов, рекордсменов и их тренеров. В течение ряда лет мне довелось работать над этой передачей вместе с Яном Спарре. Отсутствие видеомагнитофонов сильно ограничивало наши возможности. Киносъемки удавалось вести практически лишь в пределах Москвы. Тем не менее, мы стремились расширить географию нашей информации: чемпионаты Европы и мира освещали с помощью сюжетов, поступающих в отдел международного обмена, а если «видеоряда» не было, то приглашали в студию самих спортсменов с просьбой рассказать о прошедших соревнованиях.

Наш отдел, состоявший из двух режиссеров, нескольких редакторов, ассистентов и помощников режиссера, нес все возрастающую нагрузку, так как с ростом спортивного вещания росли и требования к нему. Особенно велика была эта нагрузка у тех, кто работал в эфире. Деления на комментаторов и редакторов фактически еще не существовало. Мы совмещали обе профессии. Мы — это штатные сотрудники спортивного отдела: прежде всего Я. Спарре, ведущий комментатор по футболу, хоккею и тяжелой атлетике, а также М. Торчинский, Р. Орлов, А. Пискарев и автор этих строк. У каждого из нас были свои любимые виды спорта, но мы не ограничивались ими, чтобы иметь возможность подменять друг друга при проведении многочисленных трансляций.

Сейчас некоторые специалисты в области телевидения, говоря о том времени, иронически называют нас «мастерами на все руки». Однако они забывают, что иначе в спортивном вещании были бы неизбежны провалы. Да, конечно, в таком методе работы есть свои издержки, ибо не удается углубленно изучить ту или иную область спорта. Зато нам приходилось все время познавать новое — и это было прекрасной школой телевизионного спортивного комментария. Мы учились быть с микрофоном и телекамерой на «ты». Учились при проведении репортажа внимательно следить одновременно за ходом события и за его изображением на мониторе, чтобы можно было поддерживать постоянную связь с телережиссером и операторами. Не нужно забывать, что все это было впервые в практике спортивной журналистики. Но школа «мастеров на все руки» нередко выручала и тогда, когда комментаторов на телевидении стало побольше, да и тематическая специализация их начала превращаться в дело обыденное.

В 1964 году благодаря достижениям техники космической связи наше телевидение впервые показало Олимпийские игры. Репортажи из Токио велись по всем видам программы Олимпиа-ды-64 (до этого были фрагментарно показаны отдельные соревнования зимней Олимпиады в Инсбруке). Правда, транслировалась только телевизионная «картинка», которая еще не могла быть озвучена непосредственно на месте события. Два комментатора, А. Овсянников, ставший спустя несколько лет известным политическим обозревателем, и я, вели передачи из Токио. Главная трудность заключалась для нас в том, что мы не имели возможности присутствовать в спортивном зале, на стадионе, в бассейне, а находились в студии японской телевизионной компании Эн-эйч-кей, где формировались программы для Европы. Там мы записывали на магнитофон информацию, которую уже в Москве могли использовать в своих репортажах «под картинку» наши коллеги.

Что и говорить, такая система трансляции была далека от совершенства, и комментарий, который готовился в Москве, не давал ощущения сиюминутности происходящего, а служил лишь слабым отражением реальных событий. Вообще работа «под картинку» — один из самых сложных и неблагодарных видов телерепортажа, и прибегать к нему стоит лишь в крайнем случае.

Несколько лет я заведовал отделом спорта на телевидении, и мне были особенно заметны те перемены в вещании, которые произошли в середине 60-х годов. Очень популярны в ту пору были спортивные телепереклички заводов-гигантов. За все годы моей работы на телевидении это, бесспорно, одна из самых интересных и действенных форм пропаганды массовой физкультуры. Придумал эту передачу обозреватель нашего отдела, в прошлом известный пловец, а ныне хороший журналист Ф. Дасаев.

На предварительном этапе проводились соревнования по определенной программе между командами крупных промышленных предприятий разных городов страны. Победители встречались в полуфинале, а затем в финале. Передачи шли прямо в эфир, причем, согласно сценарию, попеременно включался то один, то другой город, где на месте соревнования находились ведущие и судьи. В Москве же, в одной из студий, размещалось жюри, членами которого были известные спортсмены и журналисты.

В программу состязаний входили производственная гимнастика (группы из двухсот человек должны были исполнить под музыку свою «трехминутку»), плавание, легкоатлетическая эстафета «папа, мама и я», выступления гиревиков, городошников, броски на точность по баскетбольному кольцу, удары футболистов по воротам с одиннадцатиметровой отметки и т. д. Вся эта «борьба в эфире» была заочной. Болельщики, находясь в спортивном зале, могли по телевидению следить за выступлениями другой команды. Только в одном виде соревнований единоборство было прямым: команды обменивались вратарями, которые приезжали в гости к соперникам и противостояли пяти их нападающим.

Эти передачи вызывали большой интерес не только на предприятии и в городе, физкультурники которого демонстрировали на экране свою силу, быстроту и ловкость. Спортивные телепереклички привлекали к себе внимание широкой аудитории. Это была наглядная, зрелищная пропаганда массового физкультурного движения. И очень жаль, что сейчас такая форма вещания не используется.

С годами рос объем спортивных программ телевидения. Все новые и новые виды спорта приходили на экран. Разнообразнее становилось освещение спортивной жизни в нашей стране и за рубежом. Увеличивалось число репортажей с чемпионатов Европы и мира, с Олимпийских игр. И, в конце концов, настал момент для создания единой редакции, способной решать весь усложнившийся комплекс задач, связанных с телевизионной пропагандой физкультуры и спорта. Но это уже тема другого рассказа.