ПАСТЕРНАКУ

 

     Он доживал в стране как арестант,

     Но до конца писал всей дрожью жилок:

     В России гениальность - вот гарант

     Для унижений, казней и для ссылок.

     За честность, тонкость, нежность, за пастель

     Ярлык приклеили поэту иноверца,

     И переделкинская белая постель

     Покрылась кровью раненого сердца.

     Разоблачил холоп хозяйский культ,

     Но, заклеймив убийства и аресты,

     Он с кулаками встал за тот же пульт

     И тем же дирижировал оркестром.

     И бубнами гремел кощунственный финал,

     В распятого бросали гнева гроздья.

     Он, в вечность уходя, беспомощно стонал,

     Последние в него вбивались гвозди.

     Не много ли на век один беды

     Для пытками истерзанного мира,

     Где в рай ведут поэтовы следы

     И в ад - следы убийц и конвоиров.