ЗАВОДНОЙ АПЕЛЬСИН [A CLOCLWORK ORANGE]

Год 1971

Режиссер Стэнли Кубрик

Сценарий Энтони Бёрджесс (роман), Стэнли Кубрик

Продолжительность 137 минут

Страна Великобритания

Язык английский

ПРИКЛЮЧЕНИЯ МОЛОДОГО ЧЕЛОВЕКА, ЧЬИ ГЛАВНЫЕ УВЛЕЧЕНИЯ — РАЗВРАТ, КРАЙНЕЕ НАСИЛИЕ И БЕТХОВЕН

Алекс Делардж (Малкольм Макдауэл) — вожак небольшой банды, члены которой зовут друг друга droogs («друганы») и действуют на территории какого-то неопределенного английского города в недалеком будущем. Каждую ночь они дерутся, насилуют, нападают на беззащитных подвыпивших прохожих и вламываются в чужие дома.

Внутри банды назревает раскол, потому что двое из четырех ее членов, а именно Дим (Уоррен Кларк) и Джорджи (Джеймс Маркус), выражают нежелание слепо повиноваться командам Алекса. В ответ Алекс избивает обоих. На время они покоряются, зализывают раны и пестуют обиду, пока не предоставляется случай подставить своего главаря. Они нападают на Алекса во время непродуманной и небрежно исполненной кражи со взломом и убийством, избивают до бесчувственного состояния и оставляют на месте преступления. Появляется полиция, арестовывает Алекса, проводится расследование, и его приговаривают к четырнадцати годам тюремного заключения.

Алекс становится подопытным, на котором Министерство внутренних дел, стремящееся сократить число заключенных в тюрьмах, решает провести медико-психологический эксперимент «промывания мозгов». Его отправляют в некий Центр Людовика, где заставляют смотреть видеозаписи жестоких избиений, изнасилований и фашистских демонстраций в сопровождении старой доброй Девятой симфонии Людвига ван Бетховена. При этом врачи накачивают Алекса рвотным, чтобы развить у него отрицательный рефлекс на любые аморальные и противозаконные действия. Понемногу лекарство начинает действовать, и вот уже Алекс кричит в агонии, чувствуя подступающую тошноту при сценах насилия.

Алекс, пролеченный по методу Людовика, выходит на свободу другим человеком. Но так ли уж он переменился?

В стилистическом плане фильм — абсолютный шедевр. В атмосфере «Заводного апельсина» очень много от британской антиутопии начала 1970-х годов: многоквартирные высотки с длинными космическими коридорами, заваленными мусором, теснятся на окраинах городов. Алекс и его товарищи по банде активно используют изобретенное Бёрджессом тинейджерское арго (слова, заимствованные из русского языка). В целом образ хулиганов Алекса — это целый букет британских субкультур: в них есть что-то от уличных хулиганов, что-то от пижонов. Они щеголяют в шляпах-котелках, но разговаривают как пролетарии. Эти персонажи пересекаются с реальной жизнью Британии в момент выхода фильма, но в них достаточно и футуристических черт (пусть не очень заметных), которые позволяют считать Алекса и его компанию предвестниками грядущего мира.

В первом же эпизоде с участием droogs проявляется беспомощность британской общественной и политической системы. При всей своей продуманности и основательности, она неэффективна. В условиях, когда эта система не провозглашает никакой ясной цели и ни к чему конкретному не стремится, грубые природные силы вырываются на свободу. Грубая сила становится единственной ценностью. Такова природа тяги Алекса к Бетховену — это не столько свидетельство хорошего вкуса, сколько следствие естественной притягательности гения, силы и власти.

Тема противопоставления искусственно измененного поведения искреннему раскаянию разработана в фильме весьма убедительно. Кубрик добивается этого, превращая Алекса в животное с изувеченной психикой. Парень не изменился, он лишь подавлен, лишен человеческого достоинства. Представляется, что культура, которая применяет к человеку такие меры, не имеет морального права направлять людей. Когда измученный Алекс встречает своих бывших жертв, каждая из них мстит ему, невзирая на его беспомощное состояние. По ходу развития сюжета Алекс встречается с бродягой, которого когда-то избил, с бывшими друзьями по банде, которые стали полицейскими, а также с еще одной своей жертвой — интеллектуалом, протестующим против применения методов коррекции человеческого поведения. Но единственная настоящая перемена происходит в нем благодаря величайшему дару сознательных существ — свободе воли.

В 1971 году «Заводной апельсин» получил две награды Нью-Йоркского общества кинокритиков: за лучшую картину и лучшую режиссуру. Американская киноакадемия отметила этот фильм номинациями на лучшую картину, лучшего режиссера и лучший киносценарий. Британская киноакадемия последовала примеру американцев, также по достоинству оценив картину. А премию «Золотой глобус» «Заводной апельсин» получил в трех номинациях: лучшая кинокартина, лучший режиссер и лучший актер (Малкольм Макдауэл).

В 1974 году Стэнли Кубрик прекратил распространение копий «Заводного апельсина» на территории Великобритании. Он был встревожен тем, как публика приняла фильм: люди называли его неприличным и обвиняли режиссера в прославлении насилия. Кубрик обеспокоился не зря. Фильм вызвал личную ненависть со стороны определенных людей, угрозы посыпались уже на самого Кубрика, так что со временем заявления о «тиражировании» насилия навредили бы фильму еще больше. В течение 28 лет Кубрик отказывался выпустить в свет новый тираж видеокассет с фильмом. После его смерти британские дистрибьюторы решили, что фильм должен снова появиться на экранах. Думаю, что парадоксальность самой ситуации, когда запрещается фильм, исследующий проблемы допустимости контроля над человеческим разумом, стала чрезмерной даже для них.