РОДЖЕР И Я [ROGER AND ME]

Год 1989

Режиссер Майкл Мур

Сценарий Майкл Мур

Продолжительность 91 минута

Страна США

Язык английский

ИСТОРИЯ О БУНТОВЩИКЕ И ЕГО МИКРОФОНЕ

Еще прежде чем получить в 2002 году награду киноакадемии за лучший документальный фильм, каковым был признан «Боулинг для Колумбайна», режиссер Майкл Мур уже выработал собственный стиль и даже создал новый жанр в документальном кино. Первым в его творческой карьере стал фильм 1989 года «Роджер и я» — подлинно подрывная документальная лента, чей неувядающий успех объясняется еще и тем, что это один из самых смешных фильмов в истории кино. Это был прямой удар по недобросовестности крупных корпораций Америки, которая кажется такой процветающей.

Журналист Майкл Мур создал документальную картину о своих попытках взять интервью у Роджера Смита, президента компании General Motors. В промежутках между несколькими безуспешными попытками встретиться со Смитом Мур фокусирует внимание на состоянии своего родного города Флинта в штате Мичиган. Город пришел в полный упадок из-за того, что компания General Motors закрыла там один из крупных своих заводов.

Будучи сам родом из вымирающего индустриального города на Среднем Западе, очень похожего на Флинт в Мичигане, я могу сказать, что мотивы невзгод, предательства и безысходности, всегда связанные с моментом, когда большая корпорация покидает добропорядочную городскую общину, звучат очень тревожно. Дело в том, что наш регион и обстоятельства, в которых оказались его жители, практически выпали из поля зрения средств массовой информации, за исключением нескольких удручающих сюжетов, которые можно было увидеть в новостях.

Красота документального изображения Флинта в фильме Мура достигается тем, что город показан без снисхождения и жалости. Режиссер ведет себя как обычный житель с камерой в руках. Легко понять, почему простые горожане отнеслись к нему с доверием, а представители власти — без опаски. Трудно было поверить, что парень в потрепанной бейсболке, весящий 130 килограммов, способен создать киношедевр о классовой борьбе в Америке.

Фильм блестяще работает на контрастах. От пышных вечеринок он переходит к судебным процессам по отторжению у людей имущества и жилья, а затем возвращается обратно. Мы видим то Аниту Брайант, рассказывающую нам, что можно добиться всего, если упорно работать и верить в Бога, то женщину, которая продает кроликов в качестве «домашних любимцев или на мясо» на усмотрение покупателя. Мы наблюдаем за тщетными попытками местного правительства превратить вымирающий промышленный городок в туристическую достопримечательность, когда местная транспортная система не может справиться с наплывом всех желающих поскорее уехать из города.

Муру удается без особого труда заставить зрителя проникнуться презрением к дутым знаменитостям, руководителям предприятий и политикам, которые дают совершенно бесполезные советы рабочим, оказавшимся после закрытия завода без средств к существованию. Это очень смешной фильм, но в нем и очень много горечи. Он вызывает не только смех, но и негодование, что довольно необычно для фильма, который не стремится проповедовать и не пытается выставить кого-то в более невыгодном свете, чем оно есть на самом деле. Возможно, режиссер как-то обыграл последовательность событий во времени, но суть своего повествования он оставил совершенно достоверной. Усилия Смита избежать встречи со съемочной командой говорят о том, что этот человек добровольно отказался от возможности защитить свои позиции, лично появившись на экране. Роль, предназначавшуюся для него, Мур и компания успешно исполняют сами.

 

 

Этот фильм не был задуман как «объективное документальное кино». Это факты, увиденные глазами человека, чье детство прошло во Флинте, в среде работников General Motors. Этот человек чувствует себя преданным, подавленным и раздраженным. Вот почему этот фильм называли «манипуляторским». Это личное мнение Мура! Но даже тот факт, что это его личное мнение, не извиняет поведения тех, кто без каких-либо угрызений совести появляется перед объективом его камеры. Позиции фильма только укрепляются от тех обвинений в «манипуляциях», которые предъявляют ему желчные консервативные критики. Когда вы услышите подобную критику, вспомните, какую массу рекламы автомобильной промышленности вы видели за свою жизнь и какой процент ее можно назвать «взвешенной» и «объективной».

Влияние фильма «Роджер и я» очень заметно во второй документальной ленте Майкла Мура «The Big One» (1997). В этом более позднем фильме Мур имеет дело с гораздо более тонко чувствующими и умными представителями корпораций — со специалистами по связям с общественностью. Создается такое впечатление, что этих людей специально натренировали на то, «как следует себя вести, если появится Майкл Мур». В «Боулинге для Колумбайна» Мура интересует более широкая тема, чем простое наблюдение за конкретной корпорацией или рассуждение о корпоративной Америке в целом. Здесь мы сталкиваемся с проблемой насилия в американской культуре. Работа Мура на телевидении также заслуживает внимания. Это «Нация ТВ» — серия небольших журналистских расследований в духе фильма «Роджер и я», проведенных в США, Великобритании и Канаде. Их тоже можно найти на видеокассетах.

Как и любой культовый фильм, «Роджер и я» рекомендуется смотреть несколько раз. Помимо волнующих тем, которые здесь затронуты, привлекательность фильма объясняется включением в документальное повествование занимательных и необязательных деталей. Если вы внимательно прочитаете заключительные титры, вы обнаружите, что Мур и его команда финансировали съемки фильма, каждую неделю устраивая игру в бинго, участников которой они благодарят. Заключительные титры сообщают нам также, что «сдать кровь во Флинте можно только по понедельникам, вторникам, средам, четвергам, пятницам и субботам». Смотрите этот фильм и смейтесь, чтобы, не дай бог, не расплакаться.