У РЕКИ [RIVER’S EDGE]

Год 1987

Режиссер Тим Хантер

Сценарий Нил Хименес

Продолжительность 99 минут

Страна США

Язык английский

САМЫЙ ПРОТИВОРЕЧИВЫЙ ФИЛЬМ ИЗ ВСЕХ, ЧТО ВАМ ДОВЕДЕТСЯ ПОСМОТРЕТЬ В БЛИЖАЙШЕЕ ВРЕМЯ

 

 

Захватывающее исследование проблемы подросткового равнодушия и отсутствия у детей способности сопереживать. «У реки» — жесткая, мощная и недооцененная лента с искусно выстроенными, но достоверными диалогами и виртуозными актерскими работами. Этот фильм — очевидный предтеча телевизионного сериала «Твин Пикс» (1990), а также появившегося несколько позднее, в 1992 году, фильма «Твин Пикс: Огонь, иди со мной». Родство между этими произведениями заметно и в выборе темы, и в создаваемой давящей, мрачной атмосфере.

События фильма разворачиваются в маленьком безымянном городке Северной Калифорнии, участие в них принимает группа тинейджеров. Режиссер показывает нам поведение молодых людей и отношения в группе в течение нескольких дней после того, как один из ребят признается, что убил свою подружку. Убийцу зовут Сэмсон (Дэвид Ройбак). Это долговязый парень, который не паникует и не раскаивается, а ведет себя невозмутимо и равнодушно. Когда он сообщает друзьям о том, что сделал, то не хвастается и не выглядит самонадеянным. На вопрос «Где Джеми?» он бесстрастно констатирует факт: «Я ее убил».

В этом фильме нет ничего нового в плане кинематографического изображения насилия вообще и молодежного насилия в частности. Важно, что проблема насилия показана здесь в более широком социологическом контексте. Самый тревожный сдвиг заключается, возможно, в том, что убийцы, которых прежде принято было изображать одинокими личностями, движимыми своим ужасающим исступлением, теперь совершают акты насилия из холодного расчета и в присутствии соучастников. Таким образом, тревогу вызывают уже не столько сами акты насилия, сколько соучастие и невозмутимость окружающих.

В фильме показано, как акт насилия распространяет свое влияние на всех, кто окружает преступника, и как окружающие оказываются не готовыми нести ответственность за произошедшее. Никто не способен резко отреагировать на известие об убийстве, что, возможно, создает драматизм совсем нового типа. Оказывается, нравственные ориентиры общества сильно сдвинуты, общество слишком глубоко пропиталось равнодушием, чтобы вовремя распознать человека, готового перейти грань дозволенного, и предотвратить этот его шаг. Дело не просто в том, что дети могут убивать детей, но в том, что дети могут убивать детей, а другие дети ничего при этом не предпринимают. Не только не пытаются предотвратить убийство, но ничего не чувствуют и даже не пытаются пробудить в себе какие-то чувства.

Сценарий, написанный Нилом Хименесом, — импровизация на тему реальных событий, имевших место в калифорнийском городе Милпитас в 1981 году. В фильме немало черного юмора, который в значительной мере является причиной привлекательности картины. Хотя сюжет интригует и держит зрителя в напряжении, в самом убийстве нет ничего загадочного и неопределенного. Да и сам убийца — не самый интересный и даже не центральный персонаж. «У реки» прежде всего является психологическим исследованием. Хименес создает многогранные персонажи, что избавляет фильм от опасности стать плоским или однобоким.

Неформальным лидером ребят является Лэйн (Криспин Гловер) — юноша с безумными глазами, который решает, что убийство — это тест на сплоченность группы. Следуя своей извращенной логике и ориентируясь на любимых телевизионных и кинематографических героев от Чака Норриса до Старски и Хуча, он заявляет, что группа обязана защитить Сэмсона и скрыть совершенное им убийство. Поначалу кажется, что Криспин Гловер просто плохо играет, но вскоре вы понимаете, что на самом деле это Лэйн — плохой актер, добровольно взявший на себя роль спасителя группы. Он фанатичен и решителен, пусть даже совершенно не знает, что делать. Впрочем, он твердо уверен, что за помощь другу ему полагается пиво. Получив выпивку, он ноет, что его услуга «должна была потянуть на пивко поприличнее». А затем больше, чем о самом убийстве, сокрушается, что пиво теплое. Лэйн не безнравственен — он фатально дезориентирован, исповедуя нравственный принцип, который ставит преданность друзьям выше всех других соображений.

Совестью группы является Мэтт (еще не успевший стать известным Киану Ривз) — замкнутый, угрюмый парнишка, который сразу испытывает отвращение как к самому убийству, так и к стремлению Лэйна его скрыть. Это единственный герой фильма, чьи семейные обстоятельства показаны подробно. Здесь становится ясен генезис его явно противоречивой натуры. И хотя он такой же диковатый подросток, как Лэйн и другие, и не меньше их виновен в происходящем, Мэтт кажется человеком, который чувствует за собой некие нравственные обязательства (заботится о своей маленькой сестре и, несмотря на свои постоянные конфликты с матерью, которая привела в дом чужого мужчину, он беспокоится и о ней тоже).

Деннис Хоппер создает фирменный эксцентричный образ бывшего байкера Фека — отшельника-параноика, забавляющегося с резиновой куклой. Поставляя подросткам наркотики, Фек является для них единственным доверенным лицом из мира взрослых. К сожалению, помощи от него немного, поскольку он сам рассказывает, как однажды так сильно любил женщину, что был вынужден ее убить.

Несмотря на то что почти все подростки из фильма «У реки» асоциальны и дезориентированы, не способны чувствовать и нести ответственность, не имеют авторитетов и медленно катятся по наклонной плоскости к наркотической зависимости и мелким

правонарушениям, но даже на их фоне двенадцатилетний брат Мэтта Тим (Джошуа Джон Миллер) предстает настоящим чудовищем. Его безнравственность кажется особенно ужасной оттого, что он еще так мал. Он агрессивен, жесток и бессердечен до такой степени, что отвращение к нему испытывает даже старший брат. Характер Тима так или иначе проявляется на протяжении всего повествования, напоминая нам, что ребенок никогда не бывает слишком мал для того, чтобы творить самые ужасные вещи.

Даже после несчастья в школе Колумбайн трагически часто приходится слышать о детском насилии. И предпринятое Тимом Хантером в 1987 году, в эпоху Рональда Рейгана, исследование проблемы детской отчужденности от нравственных ценностей по-прежнему задевает.