ХОРОШИЙ, ПЛОХОЙ, ЗЛОЙ [IL BUONO, IL BRUTTO, IL CATTIVO]

Год 1966

Режиссер Серджо Леоне

Сценарий Серджо Леоне (сюжет и сценарий), Лучано Винченцони (сюжет и сценарий), Аженоре Инкроччи (сценарий) и Фурио Скарпелли (сценарий)

Продолжительность 161 минута, 186 минут (Франция, дублированная версия), 182 минуты (Испания), 180 минут (Великобритания, повторный выпуск)

Страны Италия, Испания

Язык итальянский

ДЛЯ ЭТИХ ТРОИХ ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА БЫЛА НЕ АДОМ, А ЖИЗНЬЮ!

Bene! Bene! Bene! Серджо Леоне — искуснейший мастер «итальянского вестерна», а «Хороший, плохой, злой» — его безусловный шедевр. Итальянскому режиссеру, снимающему в Испании сцены из жизни американского Запада, ничего не оставалось делать, как изобрести новый жанр. Серджо Леоне изображает новый мир глазами мира старого, но увиденным по-новому, свежим взглядом. Это европейское отражение Америки. Впервые Дикий Запад изображается не в самих США и, следовательно, людьми, не обремененными эмоциями и предубеждениями (и, можно сказать, потребностью в «достоверности»).

Подобно тому как «Крестный отец» противопоставляется традиционному гангстерскому кино, Леоне снимает не столько вестерн, сколько оперу на материале вестерна. Сюжет обозначен широкими мазками на фоне испанского пейзажа, который воспроизводит американский Юго-Запад не более реалистично, чем холст, служащий задником

 

оперной сцены. Таким образом, обсуждая глубокие, важные темы, режиссер использует нечто вроде «стилизованного реализма».

Музыка, которая звучит в фильме, очень символична: знаменитый таинственно-зловещий темп Эннио Морриконе (вы представляете себе, что это такое) является такой же характерной особенностью ленты, как и игра исполнителей главных ролей. Клинт Иствуд («хороший»), Ли ван Клиф («плохой») и неописуемый Эли Уоллах («злой») — лучшие из возможных претендентов на исполнение характерных ролей. Качества, движущие этими героями, вполне традиционны: «жадность», «мстительность», «социопатия». Однако характеры персонажей достаточно сложны, их нравственные характеристики неоднозначны, а истории тщательно разработаны. В работах Леоне, как правило, всегда показана вражда как минимум трех главных героев, что требует сложного сюжетного плетения, временных альянсов персонажей и классических «мексиканских дуэлей».

Клинт Иствуд — холодный, сдержанный и невозмутимый профессионал. За вознаграждение он ловит преступников, он же освобождает их прежде, чем тех успевают повесить. Ли ван Клиф, возможно, невозмутим не менее Иствуда, но его герой — более скользкая, вкрадчивая, одетая в черное и, несомненно, более порочная личность. Но Эли Уоллах в роли Туко незабываем. Это самый сложный и самый симпатичный персонаж из всей тройки, закоренелый преступник с остатками гуманизма, что делает его не совсем пропащим человеком. При всей неоднозначности нравственных качеств и очаровательного прагматизма, Туко представляет собой джокера, ось, на которой балансируют и с которой в конце концов срываются две других силы.

Этот фильм во многих отношениях можно признать самым многогранным из вестернов. Леоне, которому миф об американском Западе был известен не хуже, чем неизбежность приближающейся кончины этого мифа, не только возродил угасающий жанр, но и поднял его на такие высоты, на которые тот никогда не посягал. Он сделал телеактера Клинта Иствуда суперзвездой международного масштаба, параллельно изобретя новый тип киногероя — «человека без имени» с револьвером на поясе, — который стал олицетворением вестернов следующего поколения: суровый, с неоднозначными нравственными принципами, окутанный таинственностью, столь непривычной для поклонников Джина Отри и Джона Уэйна.

Режиссерская работа Леоне характеризуется изяществом и интеллигентностью — два качества, которые редко встретишь в одной кинокартине. Два других фильма трилогии — «За пригоршню долларов» (1964) и «За несколько лишних долларов» (1965) — тоже очень удачны и во многом похожи на отобранную нами для этой книги картину, но в «Хорошем, плохом, злом» Леоне расширил свой горизонт — как буквально, так и фигурально. Он в полную силу использует практически каждый кадр, особенно в финальной сцене, где можно наблюдать лучший оружейный залп в истории кино. Повествование длится два с половиной часа, за которые героям удается бескомпромиссно явить всю свою архетипическую мощь.

Гражданская война Севера и Юга, на фоне которой разворачивается повествование, потребовала определенных ухищрений при разработке сюжета, вследствие чего театром военных действий оказалась какая-то пустыня, а представленные нам южане — самые смуглые в истории кино. Не гарибальдийцы ли это в окрестностях Палермо? Но прежде чем вас начнут одолевать и другие сомнения, вас захватит самая потрясающая когда-либо сочиненная киномузыка, и она-то примирит все противоречия.