38. Среди присутствующих —Милена, Ягода, Люба-самец и еще один солдат.

Люба. Великолепно! Социалистическое искусство! Потрясающие царские костюмы!

М и л е н а . Они такие здоровые и красивые.

Л ю б а . Мы —артиллеристы. Я —Люба-самец. Я несу караульную службу днем, а

ночью взбираюсь на девушек.

Пока солдаты переговариваются, грандиозный социалистический балет с танцорами в

роскошных костюмах демонстрирует пример эстетического осмысления идеи коммунизма.

Я г о д а (Милене, которая ест поп-корн). Дай мне немного.

Л ю б а . Мое три —пей и жри!

Мое четыре —самое лучшее в мире!

Д э н т и. Я —эпилептик... У меня есть справка.

Л ю б а . Мы —бисексуальны.

Мое пять любит погулять!

Мое шесть знает, как на бабу влезть!

Внимание Милены привлекает ведущий танцор, виртуоз на льду, красивый, элегант-

ный, можно сказать, совершенный. Блестящий фигурист, блестящая мужская фигура.

Легким сексуальным движением его партнерша впрыгивает на его колено, и они

исполняют красивое па. Аплодисменты. Хорошенький фигурист кланяется. Ягода

проявляет равнодушие к этому виду искусства. Она увлечена волосатым солдатом.

Л ю б а . Считай, что ты находишься под защитой Югославской Народной Армии.

Я г о д а. А кто защитит тебя от меня?

Л ю б а . Тебя так приятно трахать!

Я г о д а . Все вы так говорите.