46. Незваный гость

Средний план. Ягода делает упражнения. Милена и Владимир сидят рядом, слегка

надутые друг на друга.

В л а д и м и р . Человек должен в чем-то быть уверен.

Я г о д а . Да, например, кто его отец или люди, которые правят нами.

М и л е н а . Я —романтик. Я утверждаю, что без свободной любви нет истинной

революции.

В л а д и м и р . Понятно. Теория Александры Коллонтай гласит: революция должна

разрушить брак.

М и л е н а . Да, буржуазный брак —это не что иное, как узаконенная проституция.

И кто же теперь должен появиться в дверях, как не сдвинутый, списанный,

несчастливый любовник, нелюбимый пролетарий Радмилович? Милена вскакивает,

чтобы выпроводить его.

Они борются перед большим плакатом на стене в коридоре: это афиша третьесортного

фильма ≪Брачные побуждения≫.

М и л е н а . Радмилович! Пьяная свинья!

Р а д м и л о в и ч . Интеллигенция! Хотите от меня избавиться!

Она выталкивает его и быстро возобновляет дискуссию о Райхе, который улыбается,

глядя со стены на всю эту неразбериху.

М и л е н а (указывая на портрет В. Р.). Он учит, что каждый хороший человек, как

ты или я, скрывает за своим фасадом огромный взрывной заряд... огромный резервуар

энергии, которую может высвободить только война или революция! Ты слушаешь меня?

Входит Ягода. Она опять останавливается позади них.

Я г о д а . Во мне?.. Во мне тоже? Любовь и преступление!.. Дай мне немного!

В л а д и м и р . Я очарован твоим энтузиазмом. Поэтому извини, если я несколько

ироничен, но... не означает ли... я имею в виду его теорию... не превращается ли

троцкистская концепция перманентной революции в концепцию (прости Господи)

перманентного оргазма?

Во время этой милой беседы стена за ними начинает трескаться, кирпичи вывали-

ваются, и вскоре Радмилович, пробив стену головой, снова оказывается с ними.

Р а д м и л о в и ч . Перед вами ветеран-ударник Радмилович. Мои извинения!

Крепкоголовый нарушитель спокойствия вежлив с гостем.

В л а д и м и р . Владимир Ильич.

Р а д м и л о в и ч (протягивая руку Милене). У вас тут компания? (Увидев голую Ягоду.)

О, Калькутта!

Я г о д а . Смерть фашизму!

Р а д м и л о в и ч . Власть народу!

Без всяких объяснений Радмилович хватает гостя и запихивает его в шкаф.

В л а д и м и р . Куда вы меня тащите? Куда?

М и л е н а . Радмилович, я убью тебя!

Р а д м и л о в и ч (поет). Эй, ухнем!

Он выдергивает доску из пола (это цитата из фильма ≪Невинность без защиты≫6 — вспомните сцену с половицей, в которой отвратительный Петрович пытается дать

затрещину Алексичу), и пытается подпереть ею дверцу шкафа.

М и л е н а. Что ты делаешь! Освободи народного артиста!

Р а д м и л о в и ч . Е...Л я народного артиста! (Ягоде, в хорошем настроении.) Я хочу

трахнуть тебя!

М и л е н а. Это в единственном или во множественном числе?

Р а д м и л о в и ч (с альпенштоком на плече, поет).

Возвращаясь с работы,

В наших касках стальных,

Ударники Тито ...