47. Черный секс

Югославская песня неожиданно трансформируется в другую: ≪Ты можешь избавиться

от желчи...≫. Тули —морской пехотинец впрыгивает в кадр из-за угла и останавливается

перед негритянским книжным магазином с ружьем наготове. Он хотел бы убить всех

негров: для него они —вызывающий ненависть секссимвол.

Песня:

Ты сможешь избавиться от желчи,

Только когда тебя ликвидируют.

Убивай, убивай, убивай ради мира.

Убивай, убивай, убивай ради мира.

Убивай, убивай, это так приятно.

Как мне сказал мой капитан.

Убивай, убивай, убивай ради мира.

Т у л и (рассматривая плакаты в витрине негритянского книжного магазина). Дик

Элдридж Кливер!

Это скопище подонков!

Они трахаются быстрее, чем их можно убить!

Какого черта им нужно!

Ё...е черномазые!

Он стреляет в камеру.

Редакция газеты ≪Screw≫, самого серьезного левацкого порнографического еженедель-

ника.

Э л ь Г о л ь д ш т е й н (за кадром). Наша газета столь патриотична, что она

отпугивает большинство людей. Потому что это самое свободное, самое противоречи-

вое, самое честное издание за последние пятьдесят лет... многие люди неискренне

выражают любовь к свободе, но когда они видят ее прямо перед собой, они вдруг

становятся авторитарными и начинают бояться свободы ... ≪Screw≫ оскорбляет всех:

католиков, евреев, протестантов, черных, белых... Эта газета патриотична по самой

своей сути, именно такой задумывалась Америка в 1776, но она не стала такой!

В середине офиса сидит красивый голый негр. Голая девушка сидит на коленях

улыбающегося Джима Бакли, редактора. На заднем плане, в углу —Кен Гаол,

организовавший год спустя первый нью-йоркский фестиваль эротических фильмов.

Под офисом ≪Screw≫, на десятом этаже,—штаб-квартира нью-йоркского отделения

коммунистической партии (согласно информации, которую мы получили от Эля).

В конце речи Эля мы видим очаровательную Джеки на фоне звездно-полосатого флага,

сосущую соску и бросающую серебристое конфетти в камеру, Джеки сидит в Централь-

ном парке и рассказывает нам историю своей жизни.

Д ж е к и . Мы сидели перед камином... и занимались любовью, что было для меня

совершенно новым, заниматься любовью с мужчиной, и что рядом был мужчина,

' ≪Невинность без защиты≫ —фильм 1942 года Драголюба Апексича. В 1968 был восстановлен и

перемонтирован Макавеевым. (См. выше статью М. Черненко.—Прим. перев.) который занимался со мной любовью ... я почувствовала ... я почувствовала, как ... я

почувствовала себя очень женственной, потому что он был очень мужественным. Потом

мы лежали на тахте, которая стояла перед камином, и сохли после дождя, огонь осушал

дождь —тепло огня ... и это все было очень сексуальным! Мы легли в койку, и я не

позволяла ему ... я не позволяла ему трахать меня ... потому что это был мой первый

раз в постели с мужчиной ... который был выше, чем я, более волосатый, чем я ... о,

и он был так красив, и он знал все, что ему надо делать ... и что же он делал? Он лег

на меня, и я сразу же кончила, и это было так ... для него это было потрясающе ... потом

он попросил мой номер телефона, но я не хотела ему говорить ... пока я одевалась, и

это потом повторялось в моих других мимолетных связях с незнакомыми мужчинами,

то, что я не хотела давать им свой номер, потому что ... я боялась ... но ... разве я не

ходила к его дому каждую ночь и не звонила в звонок в три часа утра, стоя у его окна

и выкрикивая его имя?., но всегда безуспешно?.. Или мне не везло? Я не видела его

много лет, а в следующий раз, когда я его увидела ... я была девушкой! А он не был

готов!.. Я все еще возбуждала его... но... он привык спать с мальчиками, что сужает

взгляд на вещи, поскольку он обладает всем, что для этого нужно... Я хочу сказать,

поскольку я осталась той же самой, в буквальном смысле слова той же самой!

Джеки и Рита едут в машине. На заднем плане —здание Pan American. Мы видим

их женственные ноги в черных чулках, в лакированных, позолоченных туфлях.

Улыбающееся лицо Эль Гольдштейна со слепком женского причинного места.

К сожалению, один факт остается незамеченным: в слепок вделаны лобковые волосы

всех девушек, работающих в ≪Screw≫.

Д ж е к и . Вот о какой девушке я вам рассказываю! Разве она не потрясающа? Потому

что я ношу блеск на глазах, блеск на моих губах, блеск на волосах, чтобы быть, как ...

я хочу сказать ... я настоящая ... вы смотрите на вещи по-другому ... знаете... ну как

... вы видите вещи не так... вы все время все видите не так!

Ухмыляясь и глупо улыбаясь в своей комнате, Джеки—Марлен хватает фотографию

Гари Купера, всего расфуфыренного, и показывает его удивленному глазу камеры, то

есть нам.