1. Экран телевизора. Зернистое изображение.

На экране – крупные планы, «говорящие головы» нескольких серийных убийц,

эпизоды идут рвано. Невидимый пока зритель за кадром проматывает пленки,

выбирая нужные места.

ПЕРВЫЙ СЕРИЙЩИК

Не люблю поздно ложиться, наоборот. В 11 спать

– самое то.

ГОЛОС ДОПРАШИВАЮЩЕГО

Но ведь вы совершали свои убийства по ночам.

ПЕРВЫЙ СЕРИЙЩИК

Да, ночью. Но тут знаете как? Ночью проще.

Женщины выпивают, расслабляются. Знаете,

особенно под утро, часа в четыре. Вкусно пахнут.

Особенный запах пьяной женщины. Понимаете о

чем я? Ну вот, заправляю полный бак, выезжаю в

город. Наматываешь и наматываешь

километры… Вы любите охоту? Нет? Тогда не

поймете. Рано или поздно, мне везло. Им

хотелось домой, в постельку. Они теряли

контроль… И этот запах… Можно сигарету?

ВТОРОЙ СЕРИЙЩИК

… я душил ее долго, минут десять. Все не мог

поверить, что она уже мертва. Ждал и ждал.

Ждал и ждал. Ждал и ждал. И ничего,

понимаете?! Ничего! Совсем ничего!!! С другими

тоже самое. Раз и все. Раз и все. Раз и все.

ГОЛОС ДОПРАШИВАЮЩЕГО

А четвертая жертва?

ВТОРОЙ СЕРИЙЩИК

Я испачкался. Было много крови. Я ударил ее

ножом в шею, вот сюда (показывает на свою

шею). Потом два раза под ребра. Бил снизу

вверх, что бы достать до сердца. Она

задергалась, как рыба на крючке. И вот так вот

губами причмокивала (изображает агонию

жертвы). Забавно. Очень много крови. Я все

ждал – пока она вытечет вся…

На экране появляется изображение третьего серийщика. Он молчит, лишь смотрит

Андрей Либенсон «Государь»

в камеру. Потом начинает говорить.

ТРЕТИЙ СЕРИЙЩИК

Вы никогда не смотрели на фасады домов

ночью? На окна. Большинство – темные. Почти

все. И только некоторые освещены. Такие точки.

Две-три в доме. Поздно ночью. Я долго стоял

напротив окон. Все ждал – потухнут или нет. Если

окна гасли – я искал другие дома. Но если свет

продолжал гореть – я заходил.

ГОЛОС ДОПРАШИВАЮЩЕГО

И что вы делали, когда входили в квартиры своих

жертв?

ТРЕТИЙ СЕРИЙЩИК

(пожимает плечами, просто) Я гасил свет.