54. Кабак на улице Ленина. Нат., вечер.

Петр сидит за столиком кафе бывшего Дворца Культуры. Перед Петром стоит

чашка с кофе и графин мутного стекла с водкой. Петр наливает в рюмку водки и

запивает кофе. Несколькими столиками далее сидит небольшая компания –

человек шесть мужиков и Николай. Напротив ДК останавливается машина. Из

машины выходит Саутин и заходит в кабак. В его руке – тонкая папка. Он видит

Петра, подходит к его столику. Бросает папку, садится. Петр открывает папку: на

фотографии, приложенной к делу – молодой парень.

САУТИН

Все, что пришло на этого насильника. На

квартиру его бывшую сопроводим, если надо.

Один из дальних столиков обслуживает официантка – Анна. Она привыкла с

выходкам посетителей и, кажется, что почти не реагирует на них: вот один из них

хлопает Анну по бедру. Словно не заметив вольности, та отходит к другому

столику, собирает с него грязную посуду на поднос и уходит за стойку.. Анна

возвращается с подносом, на котором стоят закуски и графин с водкой.

Расставляет на столике. Тот же посетитель снова кладет ей руку на бедро и, чуть

приподнявшись, нашептывает Анне что-то на ухо. Анна невозмутимо расставляет

принесенное на подносе. Закончив, она с размаху бьет подносом посетителя по

лицу. Скорее от неожиданности, чем от силы удара, тот падает на пол, но тут же с

бранью вскакивает на ноги, заносит руку для удара. Его руку перехватывает рука

Николая. Николай, заломив посетителю руку за спину, вышвыривает его из дверей

кафе. Возвращается в кафе и, пройдя мимо своей компании идет в подсобку к

дочери. Петр наблюдает за сценой, а Саутин за ним.

ПЕТР

А корриды с перестрелкой не будет?

Через открытые двери подсобки Саутин и Петр видят, как Николай что-то горячо

говорит дочери. Она равнодушно занимается своими делами – перекладывает

грязную посуду в мойку, выбрасывает отходы, достает из холодильника

замороженные продукты. Что-то отвечает через плечо. Растерянный Николай

выходит из подсобки и присоединяется к своей компании.

САУТИН

Ну, был вчера инцидент. А с другой стороны – все

под контролем. Да, есть случаи браконьерства.

Да, с комбината могут налево пустить. Но это все

вот здесь (раскрывает ладонь) на ладони.

Хулиганов знаем наперечет. Наркоты отродясь не

было. Чистый город. Дорогого стоит – но чистый.

Кражи фрагментарно случаются, признаю.

Работаем над этим.

Андрей Либенсон «Государь»

ПЕТР

Как же так, все на виду и вдруг кто-то девочку

расчленил. Значит…?

САУТИН

Значит. Каюсь. Готов понести. По всей строгости.

Первым, знаешь, кого в разработку взял?

Петр качает головой.

САУТИН

Да вот его (указывает на Николая). Ты прав,

капитан, прав. Мозги у него плавают. А если

выпьет – так с концами тонут и не булькают. Жена

его мне сама говорила, еще до убийства – на

Машеньку он глядел, на дочь свою...

ПЕТР

Как?

САУТИН

А вот так. Не так, как надо.

Саутин выпивает, не чокаясь с Петром, закуривает.

САУТИН

Но у него было алиби на ту ночь. На рыбалке я с

ним был. Весь город перетрясли в ту ночь. Люди

сами готовы были этого зверя на куски... Говорю –

ищите у себя. Нет у нас вашего Потрошителя.

ПЕТР

(указывает на папку) А этот?

САУТИН

(пожимает плечами) Пришел, отметился, я своим

команду дал – взять на контроль. Пришибленный

такой. (усмехается) Ему на зоне-то нелегко

пришлось. Ну вот - на комбинат устроился, а

потом пропал. Все. Что мне его – искать-бегать?

У Петра звонит мобильный.

САУТИН

Гляди-ка. Работает. А у нас покрытия с гулькин

Андрей Либенсон «Государь»

нос. С рацией, вон, хожу.

Петр смотрит на экран мобильного, на нем высвечивается имя абонента: ДОМ.

Петр выходит из кабака, прихватив с собой папку, которую ему принес Саутин.