5. Главк. Штаб операции. Инт., день.

5-1. Петр и Иван входят в холл Управления. Навстречу Петру идет высокая,

статная, затянутая в форму сотрудника МВД женщина. Далее весь диалог

ведется на ходу: Петр, Иван и Кострова проходят по коридорам управления

поднимаются по лестницам, в финале диалога заходят в Штаб операции.

КОСТРОВА

Капитан Моисеев?

ПЕТР

Так точно…

КОСТРОВА

Полковник Кострова Ирина Петровна.

Следователь по особо важным делам.

Генеральная прокуратура. Я материалы по

эпизодам…

ПЕТР

(с ходу) Дело вам не отдам.

КОСТРОВА

(c нажимом продолжает) ... просмотреть не

успела. Толком. И дело мне передать не прошу.

Пока. Есть вопросы. Я не пререкаться сюда

приехала, а разобраться в ситуации.

ПЕТР

Это от вас поступило распоряжение не

разглашать факт пятой жертвы?

КОСТРОВА

Так решили наверху. Правильно решили, я

считаю. Не надо народ пугать лишний раз. Он у

нас и так пуганный. Давайте к делу.

Петр протягивает Костровой несколько фотографий.

ПЕТР

У нас пять жертв. Девочки. Все в возрасте от 9 до

12 лет. Убийства происходят последовательно по

Андрей Либенсон «Государь»

средам. Смерть в каждом эпизоде наступала

между десятью и одиннадцатью вечера. Cудя по

отпечаткам на снегу, которые остались на местах

преступлений, подозреваемый - мужчина

среднего телосложения, рост 185-190.

КОСТРОВА

Не густо. Что предприняли?

ИВАН

Отработали все стандартные варианты. Но

клиент-то у нас…

КОСТРОВА

Под стандарты не подходит? Такие всегда не

подходят.

ИВАН

Приходилось сталкиваться?

КОСТРОВА

Сталкиваются машины на дороге. А с такими

работают. (Петру) Дальше.

ПЕТР

Действует одинаково – среда, одно и то же

положение трупа. Что им движет – не ясно. Он их

не насилует. Просто убивает.

КОСТРОВА

Как убивает?

ПЕТР

Душит. А затем расчленяет труп. Четыре удара

топора – и все.

КОСТРОВА

Самого факта убийства ему мало. Это что?

Фарс? Ритуал? Психологический портрет

существует?

ИВАН

Конечно. (заглянув в текст, заготовленный

Андрей Либенсон «Государь»

психологом) Душит и затем рубит конечности,

чтобы превращать их в свои куклы, можно так

сказать. Сломанные куклы, которые не могут

убежать. Моет их снегом, чтобы смыть грязь

взрослого мира. Убивает максимум

двенадцатилетних, накануне поры полового

созревания. Скорее всего, неудачлив в

нормальных любовных отношениях. Холстина –

попытка символически защитить девочек от

холода и одновременно продемонстрировать

свою власть.

КОСТРОВА

Доморощенная философия... А мотив? Мотив?

ПЕТР

(пожимает плечами) Нам пока не ясно.

КОСТРОВА

Что агентура?

ПЕТР

(криво усмехается) Агентура сама готова его на

куски порезать. Толку-то.

Они входят в большой зал – Штаб операции. В зале многолюдно. Люди

сконцентрированы в небольшие группы. Одна из стен зала превращена в копию

стены в квартире Петра, только документов и фотографий значительно больше.

Зал гудит, словно улей.

КОСТРОВА

Как считаете – он может остановиться?

ПЕТР

Нет. Он вошел во вкус.

Петр протягивает Костровой конверт, который дал ему Иван.

КОСТРОВА

«… скорблю о невинной Аленушке. Ей бы жить да

жить…» Почему вы решили, что это он?

ПЕТР

В кулачке у девочки была зажата шоколадка

«Аленушка». Растаяла вся.

Андрей Либенсон «Государь»

КОСТРОВА

Это уже прямой вызов. Может, он хочет диалога?

Через газету, в конце концов… (пожимает

плечами)

ПЕТР

Возможно. Только времени на диалог не

осталось. Сегодня среда. У нас под контролем

школы, отслеживаем пропажи детей – пока ни

одного...

Они проходят к стене, занавешенной жалюзи.

ИВАН

Есть вещдоки...

КОСТРОВА

Что?

Иван начинает раздвигать жалюзи и нажимает кнопку. Одна за другой загораются

лампы дневного света, которые подсвечивают, растянутые словно плащаницы,

пять холстов на экране из плексигласа. На них размытые «трафареты» силуэтов

детских тел.

Иван прикрепляет к «рабочей» стене новый «вещдок» - объявление. Петр садится

на стул, откидывается на спинку. Перед ним на столе лежит конверт Василенко…

Перед глазами Петра – стена с документами и фотографиями. Петр закрывает

глаза. На секунду экран погружается в темноту. За кадром слышны разговоры

сотрудников, шипят динамики раций, звонят телефоны.

5-2. Крупно. Линия дорожной разметки мелькает на экране, камера словно

закреплена на бампере автомобиля. Ритм мельканий разметки все учащается…

5-3. Камера «поднимается» от уровня асфальта – в поле зрения попадают машина

«скорой помощи», несколько машин милиции, оцепление из сотрудников милиции

– своими спинами они закрывают место некоего происшествия.

5-4. Из подъехавшего автомобиля выскакивает Петр, с водительского места –

Иван. Петр бежит к оцеплению. Иван догоняет его, дотрагивается до плеча...

5-5. Петр просыпается от толчка Ивана – тот трясет его за плечо.

ПЕТР

(не проснувшись быстро моргает глазами и

трясет головой) Кто? Кто?

ИВАН

В Кировском районе пропала девочка. 15 лет.

Андрей Либенсон «Государь»

Звонила мать. Девочка пошла в кино и должна

была вернуться три часа назад.

ПЕТР

(повторяет, как заведенный) Девочка…

Девочка… 15 лет… 15…

Только тут он замечает, что взгляды всех в зале устремлены на него. Иван

протягивает ему лист факса с фотографией девочки.

ПЕТР

Пошлите туда опергруппу. (пробегает глазами

по фотофаксу, качает головой) Это не наш.

ИВАН

Ты уверен?

ПЕТР

Сколько сейчас времени?

ИВАН

Восемь вечера.

ПЕТР

Нет. Не наш.

Иван пожимает плечами, тихо что-то говорит группе оперативников. Те кивают

головами согласно и выходят из зала. В зал врывается Кострова.

КОСТРОВА

(шипит Петру) В чем дело?! Почему вы

игнорируете сигнал? Вы хотите, что бы я отдала

приказ?! Моисеев! Вы меня слышите?!

Петр неожиданно крепко хватает старшую по званию за локоть и с силой выводит

ее из зала. Все присутствующие с напряжением следят за двумя «начальниками».

ИВАН

Всем работать!