73. Кладбище. Нат., день.

73-1. Заслеженное кладбище, дует пронизывающий ветер. Могильные памятники

поменьше превратились в снежные холмики. Петр пробирается по снежной

целине, сверяясь с планом, нацарапанном на тетрадной странице: номер могилы

и схема. Сбивает снег с одного из холмиков. Ошибка – на мраморном памятнике

лицо мордатого мужчины. Сгребает снег с могилы рядом и видит портрет

улыбающейся Маши. На надгробии дата жизни 29.11.1997 и смерти 2007, день и

месяц сбиты.

Андрей Либенсон «Государь»

73-2. Петр бредет назад по заснеженному полю. Воет ветер. Стая рыжих

бездомных собак рысит поодаль. Над всем этим безумием гордо возвышается

Игорь. Перед ним мольберт. Небольшой метелкой он счищает снег, который успел

припорошить надгробие.

ИГОРЬ

А… Господин, оперуполномоченный. Любите по

кладбищам гулять? Вот бы не подумал, что и вы

разделяете…

Петр подходит и вглядывается в картину художника. На ней вполне

натуралистично изображен пейзаж с надгробием.

ИГОРЬ

(гордо) Видите?

ПЕТР

Только понять не могу, чем вы тут занимаетесь.

ИГОРЬ

Примиряю людей с действительностью. Дарю

родным последнее воспоминание. Длю его.

Запечатлеваю последний покой в произведении

искусства.

ПЕТР

И что, покупают?

ИГОРЬ

Не поверите, отбою нет. Это практично. На

кладбище ведь люди не каждый день ходят. А

память о своей утрате лелеет каждый. И это, к

тому же, философично, ведь, философично…

ПЕТР

Ольга и Николай тоже заказывали?

ИГОРЬ

Машенькин памятник нарисовать? Так точно. Как

только памятник поставили, так сразу и

обратились.

ПЕТР

Уже отдал им?

Андрей Либенсон «Государь»

ИГОРЬ

(недоуменно) Нет, еще у меня... сохнет.

73-3. Петр стремительно идет по заснеженным тропинкам. За ним, увешенный

своим скарбом (веник подмышкой, мольберт на плече и сумка) семенит Игорь.

ИГОРЬ

Посмотрите, сколько здесь живет, простите,

лежит народу. Этот взяточник, этот обжора. А эта

женщина сделала 18 абортов. Их жизни были

нелепы. Они потели при жизни, они

испражнялись, они лгали и матерились. Но здесь

их примирила геометрия.

Петр ушел значительно вперед, и Игорю приходится почти кричать.

ИГОРЬ

Я в Европу задумал поехать. И тут такая идея!

Какая получится превосходная инсталляция!

«Вечная память» будет называться (поет) Ве-е-

е-чная па-а-а-мять! Вы подумайте! Жизнь

зародилась из кусочков слизи и ушла в перегной.

Только на кладбище понимаешь, что у этого

органического процесса есть своя гармония, своя

геометрия. Дата рождения и дата смерти. Линия,

только линия…

ПЕТР

Да заткнись ты! Шишкин, блять!