КАДР - ЭТО УБЕЖДЕНИЕ

 

В монтаже действительно хорошей культурфильмы проявляется экономическое и политическое направление кадров. Я не говорю о тех сериях кадров, которые, как иллюстрации к каталогу, показывают лишь виды какой-либо местности или какого-либо производства. Такой ряд кадров может быть чрезвычайно поучителен, но это еще не фильма. Только тогда, когда изображение какого-либо предмета осмыслено идеологически, когда посредством монтажа этих картин действительности появляются смысл и толкование, только тогда они становятся произведением искусства.

Советская культурфильма «Шанхайский документ» показывает не только блеск и нищету китайского города. Она показывает их функциональное отношение друг к другу. Она показывает классовые противоречия и эксплоатацию.

Монтаж становится систематическим изложением, которое дает зрителю определенное социальное познание. Социальное познание, однако, обусловливает принятие определенной позиции, определенного отношения к вещам. Более того: оно уже и есть принятая позиция, как только оно стало познанием. Зрители становятся очевидцами происходящего.

Каждое зрелище, снятое в фильме, содержит одновременно естественную человеческую реакцию. Ведь эмоция была причиной возникновения кадра. Каждый кадр указывает на определенную эмоцию как на причину своего возникновения.

В изображениях страдания есть сострадание, в изображениях несправедливости — возмущение. Это — жесткий реальный пафос кинематографа фактов. Эти фильмы могут выражать растроганность, дикую ненависть, они могут выражать нежность и восхищение. Если они этого не выражают, то остаются только картинками, а не фильмами.

Разве «Турксиб» режиссера Турина о строительстве Туркестанско-Сибирского железнодорожного пути не патетическая, героическая песня о победоносном наступлении социализма? Хозяйственные проблемы превращаются в драматические конфликты необычайного напряжения. — В Туркестане нет хлеба. В Сибири нет хлопка. Между ними лежит непроходимая пустыня. Необходимо создать железную дорогу. Дело идет о жизни многих миллионов людей. И начинается героическая борьба техники против стихии природы, борьба против тупого противодействия древних традиций. Штурмовая атака на сон природы и человека.

В ракурсах и; монтаже выражены убеждения режиссера, его позиция — мировоззрение активного участника строительства. (Они также составляют элемент действительности.)

В кадрах показаны только маленькие сцены примитивной сельскохозяйственной жизни и моменты технической работы на постройке железной дороги. Но в монтаже проявляется великое невидимое: необычайная социальная воля огромной социальной идеи. Историческая борьба за человеческое развитие. Видны не только факты, но и движущие силы. Это — та действительность, которую не распознать с первого взгляда. Только вглядевшись глубже, схватив не только явления, но и их закономерность, можно в сухих фактах увидеть действительность. Отдельные кадры дают только факты. Действительность — это познание и смысл, и может проявиться только как связь в монтаже.