НЕПОСРЕДСТВЕННОЕ ПРИСУТСТВИЕ

 

Эта французская военная фильма посвящена шести операторам, погибшим во время съемок. Такие кадры отличаются от всех видов записанной передачи фактов: от рассказа, от исторического отчета, от репортажа и т. п. Это и не передача, и не показ. В съемке действительности становится видимо само происходящее в еще не законченном, настоящем времени.

Если человек рассказывает о боях, то это значит, что он их уже пережил. Даже самое точное и живое изображение — лишь воспоминание. И даже самые большие опасности уже не опасны. Показ киноаппарата — иной. Он не сделан впоследствии: мы видим ситуацию в тот момент, когда она происходит. Пока пленка в кассете не кончилась, мы не можем знать, будет ли она прокручена до конца. Наше присутствие в качестве непосредственных свидетелей дает кинематографу фактов такую силу напряжения, которую не может иметь ни одно творение художественной фантазии.

Тот, кто однажды лежал у полевого телефона и слушал донесение, задыхающийся рассказ о ходе близкого боя, тот знает, что я хочу этим сказать. Прерывающееся дыхание дает этому изложению некий «стиль», которым не может

обладать профессиональный рассказчик. И такие телефонные донесения иногда прерывались на полуслове. Тишина становилась отчетливой, как предсмертный крик. Одна из съемок в этой французской фильме о войне внезапно прерывается. Снимок становится нерезким, зыбким, затуманенным. Затем наступает темнота. Режиссер не вырезал этого «испорченного» места. И мы видим, что в эту минуту оператор умер на своем посту.