СЪЕМКА СОЗНАНИЯ

 

Самое замечательное в таких съемках — это не героизм, о котором они свидетельствуют. О людях, смело смотрящих смерти в глаза, мы слышим часто. Новое здесь то, что эти люди смотрят в лицо смерти через объектив съемочного аппарата (это относится не только к операторам военных съемок).

Разве исследователь Южного полюса капитан Скотт не заснял свою смерть, словно записав на граммофонную пластинку свой предсмертный крик? А Шекльтон, уносимый льдиной, без всякой надежды на спасение?

Корабль, последняя надежда Шекльтона, разбивается о ледяные горы. Аппарат снимает. Их несет на льдине, и льдина тает у них под ногами... Аппарат снимает. — Как капитан на мостике, как радист у аппарата Маркони, так и оператор остается на своем посту до самого конца. Ибо аппарат — это его опора.

И до тех пор, пока эти люди не потеряют сознание, их глаз смотрит в объектив и осознает в кадре ситуацию.

Внутренняя речь, в процессе которой человек сам себе отдает отчет в происходящем, переводится во вне.

Самоконтроль сознания вставляется теперь в качестве пленки в аппарат, функционирует механически и виден окружающим. Машина при этом обладает тем преимуществом, что у нее нет нервов и ее труднее сбить с толку. Психологический процесс переворачивается наизнанку. Человек крутит ручку аппарата не до тех пор, пока находится в сознании, а находится в сознании до тех пор, пока крутит ручку аппарата.