НОВЫЙ ЯЗЫК

 

Возникла новая форма и новая техника изображения, рассказа, и в течение двадцати пяти лет невероятно сильно развилась и дифференцировалась. Развитие шло так быстро, что мы десять лет тому назад сами не поняли бы тех фильм, которые сегодня широко популярны.

Человек бежит за своей уезжающей возлюбленной на вокзал. Мы видим, как юн бросается на перрон. Затем мы не видим ни здания вокзала, ни рельс. Мы видим только крупный план его лица. По его лицу проходят свет и тени, все быстрее сменяя друг друга. Сегодня каждый поймет: поезд отходит. Когда восемь лет тому назад был снят такой кадр, очень немногие были «в курсе дела».

Человек в грустном раздумье сидит в темной комнате. (Женщина находится рядом.) Крупный план. Вдруг на лицо его падает луч света. Он поднимает голову и, внутренне тоже просветленный, смотрит, полный надежды, на свет. Свет на его лице постепенно исчезает. Разочарованно, опять в полной темноте, опускает он голову, — Что произошло? Это знает каждый зритель. Открылась дверь. На пороге освещенной комнаты стояла женщина и смотрела на него. Затем она снова закрыла дверь.

Мы понимаем больше, чем самую ситуацию. Мы понимаем ее символическое значение. Девять-десять лет тому назад очень немногие разобрались бы во всем этом. Но сегодня мы ясно представляем себе картину, которую нам даже не нужно и показывать.

Мы даже не отдаем себе отчета в том, как мы за это время н а у ч и л и с ь видеть, как мы научились оптически ассоциировать, оптически думать, оптически делать выводы, насколько бегло мы владеем оптическими сокращениями, метафорами, оптическими символами, понятиями.