ЗРИТЕЛЬНАЯ СКАЗКА

 

Своеобразное бегство от литературы привело к таким артистически стилизованным фильмам. В очаровательных кукольный фильмах Старевича, в нежных и тонких силуэтных фильмах Лотты Рейнигер тоже есть сюжет, но сюжет не литературный. Выдумка начинается не с сюжета, а еще с зрительного облика персонажей. Их вид сказочен сам по себе, и не действие определяет характер сказки, а характер фигурок. Движущей силой является зрительная фантазия. Те миры, в которые нас вводит Старевич своей фильмой «Оловянный солдатик» Андерсена или Лотта Рейнигер своим «Принцем Ахмедом», это прежде всего миры иных форм. Они находятся уже по ту сторону всякого колдовства, потому что это не чудеса, вторгающиеся в н а ш мир. Это иная, замкнутая в себе закономерность иного мира.

Поэтому сюжет таких сказок должен развертываться логически из первичных зрительных сказочных образов. Попытки изобразить посредством кукол человеческие судьбы — пустое времяпрепровождение. Напротив, когда фарфоровая соперница падает на землю и разбивается на сотню кусков, когда у оловянного солдатика во время пожара расплавляется нога, — все это создает ситуации кукольных судеб.

Сила, совершающая различные превращения героев силуэтной мультипликации, это не психология и не оптика, а попросту ножницы. Сюжет как бы возникает из формы. В этом его внелитературность. Строго говоря, это действительно абсолютное кино, ибо приключения оживших форм рождают сюжет, обладающий строгой, но чрезвычайно своеобразной причинностью. Не законы природы определяют причины и следствия, а законы формы. Если один силуэтный персонаж нападает с кисточкой на другой силуэтный персонаж и рисует ему на спине горб, то этот горб кажется приобретенным законно и при нем останется. Если силуэтный человек с помощью силуэтных ножниц вырезает из силуэта камня силуэт человека и тем самым приобретает достойного партнера, то здесь по существу нет никакого чуда. В этом была причинная необходимость и убедительность согласно законам данных форм.

Законы природы в этой сфере недействительны.