ДЕЛО НЕ В ИСКУССТВЕ

 

Итак, развилось не только новое искусство, но — что еще гораздо важнее — человеческая способность как возможность и базис этого искусства вообще. Искусство, правда, имеет историю, но не имеет развития в смысле непрерывного прироста ценностей.

Разве картины импрессионистов Ренуара и Манэ эстетически ценнее и совершеннее, чем старые трески Джиотто и Чимабуэ? Мы, конечно, говорим не об «эстетическом развитии». Но познание законов перспективы является большим развитием — правда, не искусства, а глаза. Это психологическое, культурное развитие, которое документируется не только в произведениях гениев, но и культурой каждого посредственного художника.