X. ЦВЕТНОЕ КИНО И ДРУГИЕ ВОЗМОЖНОСТИ

 

Десять лет тому назад уже производились цветные съемки простейших изобразительных мотивов. Желтое поле ржи, волнующееся на ветру, а над ним голубое небо. Красная лакированная лодка плывет по реке, отражаясь в зеленой воде. Это красиво и волнующе, как техническая сенсация; люди научились кое-чему новому, но еще недостаточно хорошо. Десять лет тому назад я писал в моей книге «Видимый человек»:

«Технические недостатки не настраивают меня на скептический лад. Напротив. Мысль о совершенном цветном кино служит источником моих забот. Верность природе не всегда выгодна для искусства. Никто не станет утверждать, что фигуры паноптикума художественнее, нежели белые мраморные статуи. В ограничении, собственно, и заключается искусство. Может быть, именно в однородной серости бесцветного кино и была заложена возможность создания художественного стиля.

Тем не менее, несмотря на наши эстетические опасения, мы можем надеяться, что употребление красок не обязывает к безусловному рабскому подражанию природе. (Обыкновенная фотография ведь тоже перестала быть механической передачей натуры.) Если кинематография достигнет верной передачи красок природы, то, поднявшись на более высокую ступень искусства, она снова изменит природе».