МОЯ ОШИБКА

 

То, что я писал десять лет тому назад, сейчас звучит неверно. В то время я еще не вполне освободился от традиционных эстетических понятий и применил в данном случае основные принципы изобразительного искусства к кинематографу. Поэтому я думал, что «художественный стиль» должен противоречить точной передаче природы.

В кино дело обстоит иначе. Субъективное переживание, идеология художника, творческий замысел осуществляются в кино не путем изменения формы мотива, а ракурсом съемки и монтажом. Ракурс может выразить и внутреннюю точку зрения художника без стилизации формы объекта. Кроме того, кино не только отражает отдельные явления, но и организует их отношения между собой и ритм их движения через монтаж.

 

ДВИЖЕНИЕ КРАСОК

 

Точная цветная фотография откроет в кино новую сферу художественных переживаний для искусства. Эта сфера переживаний велика и прекрасна, она проникает в самые глубины нашего внутреннего восприятия, и ни одно искусство ее до сих пор не охватило. Меньше всего — живопись. Речь идет о движении красок. Почему нарисованный закат выглядит часто пошло? В природе же это явление никогда пошло не выглядит. Почему же именно в картине? Да потому, что явление (смена и движение) предстало перед нами в застывшей позе. Солнечный закат — не картина, а событие. Солнце, опускаясь, прорезывает горизонт. Навстречу ему подымаются дальние краски, находящиеся как бы уже по ту сторону нашего пейзажа. Затканная золотом бледнозеленая полоса светлеет оттого, что у нас уже наступают сумерки, и выглядит как иное небо над иной землей. Затем лиловое сменяет золотистый пурпур в взволнованном непрерывном движении Это баллада красок, передать которую может только кино, цветное кино.

И никогда живописец не покажет краснеющего лица ребенка Он может передать, например, только бледность лица, но не побледнение. Он не покажет ни игры красок на волнах, ни трепета красного пламени на загорелых лицах.

Цветное кино, которое когда-нибудь сумеет в крупных планах проследить тончайшее движение краски, откроет нам новый мир, о котором мы сегодня даже не знаем, хотя и видим его каждый день. Уже сегодня существуют совершенные цветные киносъемки, но они не могут быть размножены в копиях и потому не пригодны в индустрии.

Эти цветные фильмы доказывают, что движение красок дает художественные впечатления не только там, где мы это движение красок видим, но и там, где это движение не воспринимается глазом. Например, кажущаяся тихой картина летнего пейзажа производит в цветном кино впечатление более живое, чем в лучшей живописи, потому что в пейзаже фильмы ощутима даже невоспринимаемая вибрация воздуха.