II. ТВОРЧЕСКИЙ КИНОАППАРАТ

 

В силу каких причин фильма становится особой выразительной формой? Я имею в виду целлулоидную ленту, ряд кадров, которые мы видим на экране. Ведь можно было бы сказать, что подлинное искусство кино возникает в ателье или на натуре, во всяком случае, до того, как аппарат воспроизведет фильму на экране, и даже хронологически предшествует фильме. Там, в процессе съемки, все это разыгрывалось, строилось и освещалось. В ателье были поставлены или выбраны отдельные мотивы. Все, что мы видим в кадре, существовало ранее «в действительности». Сама фильма — это только фотографическая репродукция.

Но по существу это не так. Какие же элементы фильмы как художественного произведения мы не могли видеть в ателье? Что это за эффекты, которые первоначально возникают только на пленке? Что же в данном случае киноаппарат не воспроизводит, а создает самостоятельно? Благодаря чему кино приобретает свой особый язык?

Благодаря крупному плану. Благодаря ракурсу. Благодаря монтажу.

В такой микроскопической близости, в какой крупный план показывает нам вещи, мы, разумеется, в «действительности» их никогда не увидим. Вследствие особого, ограниченного рамками кадра, поля зрения, вследствие особой перспективы ракурса — только в кадре выявляется субъективная воля режиссера-толкователя. И это поле зрения, благодаря которому драматическое содержание сцены приобретает композицию в к а д р е, мы можем видеть только посредством киноаппарата, то есть только на экране. Точно так же только на экране воспринимаем мы особую точку зрения аппарата, то есть «ракурс».

Только в монтаже, в ритме и в ассоциативном процессе образного ряда выявляется самое существенное: композиция всего произведения.

Это основные элементы того оптического языка, который мы хотим детально проанализировать.