ЧУДЕСА МИКРОФОНА

 

Если же мы, как в звуковом кино, при этом и видим, то перед нами возникает такая действительность, которая никогда еще не была показана ни одним искусством. Это—тот настоящий звук, определяемый местом его звучания, который в тембре еще содержит атмосферу первоначального звучания. Ибо звуки в действительности не абстрагированы от места своего звучания.

Каждый звук, опосредствованный доселе искусством, будь то с концертной эстрады, с закрытой сцены или с открытых подмостков, фальсифицирован и ненатурален, ибо его звучание определялось местом его передачи и он терял свое первоначальное звучание. Сцена зрительно может создать настроение и впечатление леса, но акустически она этого сделать не может. Звук на сцене никогда не будет звучать так же, как в лесу, ибо акустическое впечатление определяется фактическим местом его звучания.

Чудо же микрофона в том, что он может каждый звук удержать и зафиксировать в его подлинном тембре и в любом месте передать, точно так же, как это делает съемочный аппарат в немом кино. Если предмет снят справа, то мы видим его справа, даже если сидим с левой стороны зрительного зала. Так же, как наш глаз отождествляется с объективом, так же наше ухо отождествляется с микрофоном. В звуковом кино не только зрительно, но и акустически происходит то уничтожение дистанции между зрителем и зрелищем, о решающем значении которой я уже столько говорил. Мы и как слушатели сознаем себя находящимися в показанном на экране месте событий. Почему это возможно только в звуковом кино, а не в слуховом спектакле, я уже говорил: несмотря на локальный тембр звука, мы без изображения или описательного сопровождения диктора в данном пространстве ориентироваться не можем и, следовательно, не можем его себе представить.

К сожалению, эта чудесная возможность характеризации звука не применяется в наших звуковых фильмах. В лучшем случае мы различаем звуки, звучащие под открытым небом или в закрытом помещении. Но звуки в закрытом помещении для нас всегда только одинаковые павильонные звуки. Режиссер и оператор обращают внимание на то, чтобы зрительное место действия узнавалось по освещению каждого предмета. Но никто не думает о том, чтобы точно охарактеризовать звук по его месту звучания. Самое печальное заключается в том, что мы даже не знаем, как мы халтурим в этой области.