ТИШИНА И ОДИНОЧЕСТВО

 

Никакой слуховой спектакль не может воспроизвести тишину. Ведь если в слуховом спектакле смолкнут звуки, то тем самым спектакль вообще прекращается. И это уже не тишина, а просто — ничто. Но если мы видим вещи в молчании, тогда наступающая тишина получает драматический оборот. Вещи звучат совершенно различно, но смолкают все одинаковым образом. Молчание связывает их друг с другом больше, чем звучание.