ЗВУКОВОЙ РАКУРС

 

Я хочу начать с звукового ракурса, так как это самая трудная проблема звукового кино. Высоко развитое искусство ракурса в немом кино делало иногда из глупейшей фильмы сносную вещь.

В звуковой съемке не существует (пока) ракурсов. Звук, разумеется, может раздаваться сверху и снизу, может звучать близко и далеко. Но этим он только локализуется в пространстве, но не меняет благодаря перспективе своего вида, своей «физиономии». Один и тот же звук, идущий с одного и того же места, не может быть заснят тремя разными операторами, тремя различными приемами, не может быть различно «воспринят», как это возможно при* оптической съемке любого предмета. Звук не может изменить свой характер из-за субъективного темперамента, из-за личного мироощущения съемщика. И здесь только начинается творческое искусство звукоаппарата. Съемка •без автономного выбора ракурса остается лишь механической репродукцией. И то, как говорит в павильоне актер, и то, как шумовик создает в павильоне свои шумы, может быть большим искусством, но именно в павильоне. В звуковом же кино, без свободной возможности выбора ракурса, все это звучит как репродукция павильонного искусства.