МИМИЧЕСКИЕ ДИАЛОГИ

 

Крупные планы изобретены уже давно. В книге «Видимый человек» я довольно подробно анализировал открытые киноискусством чудесные возможности мимической игры. Что произошло с тех пор? Какой путь развития прошел кинематограф за последние десять лет?

Киноаппарат еще ближе придвинулся к лицу. Благодаря этому мы с такой точностью схватываем различные оттенки в выражении лица и понимаем их, что в современных фильмах стали возможными, и обычными мимические диалоги. Внутреннее действие, осуществляющееся только в изменении выражения лица персонажей, интересует нас сегодня больше, чем то, которое проявляется во внешнем движении.

Так же как на театре существуют разговорные пьесы, так и в кино появились мимические разговоры. Чем яснее становится лицо благодаря близости его к нам, тем большее место занимает в фильме эта внутренняя драматичность.

Уже появилась возможность создать огромную фильму о страстной, дикой борьбе не на жизнь, а на смерть, показав все действие только на человеческих лицах. Это «Орлеанская дева» Дрейера. Потрясающая длинная сцена инквизиции: пятьдесят человек сидят все время на одном и том же месте. Тысячи метров подряд — только головы. И вне пространства. Пространство здесь вовсе не осознается. И. к чему? Здесь никто не скачет верхом и не боксирует. Бушующие страсти, мысли, убеждения не в пространстве сталкиваются друг с другом. И все-таки эта дуэль, в которой скрещиваются не шпаги, а взгляды, длится два часа и смотрится с неослабевающим напряжением. Мы видим каждый выпад и каждый парирующий ответ, каждую уловку, каждый удар, каждую рану души. Эта фильма разыгрывается в другом измерении, чем ковбойские фильмы или горные фильмы в Альпах. Эту возможность дала близость киноаппарата к снимаемому объекту.