ГРОТЕСКИ ЗВУКОВОГО КИНО

 

Особенно шуточное и фантастическое впечатление производят разговаривающие и звучащие звери или рисованные мультипликация. В чем же заключается эта фантастика?

Мы можем представить себе сказочные существа, мы можем нарисовать сказочные образы, но мы не можем выдумать сказочные голоса, звуки, которые не могли бы звучать в действительность. Мы можем нарисовать нечто не существующее, ибо картина, рисунок—это изображение и поэтому может быть выдумано. Но слышим мы не изображение звука, а сам звук, и, следовательно, раз мы его слышим, он существует. Поэтому звуки сами по себе никогда не будут звучать фантастически и гротесково, а только из-за неправдоподобности по отношению к источнику звука. Львиный рев, исходящий из мышиной глотки, будет звучать гротесково. Фантастическим может быть не звук сам по себе, а только его возникновение. Когда Микки-Маус плюет, то раздается треск об землю, как от удара литавров; или когда паук играет на нитях своей паутины, то они звучат, как струны арфы. Когда скелет бьет по своим ребрам одной из своих костей, раздается звук ксилофона. Но ни удар литавров, ни звук арфы, ни ксилофон сами по себе отнюдь не фантастические звуки.