НОВЫЙ МИР

 

Посредством таких звуковых фантазий мы полностью осознаем наши звуковые ассоциации, иррациональную связь между оптическими и акустическими представлениями. Сегодня уже каждый знает, что лунные лучи звучат серебристым звоном,— поэты слишком часто говорили об этом. И вследствие этого, если бы они (лучи, а не поэты) падали с грохотом на дрожащее зеркало воды, получилось бы впечатление гротеска. Мы знаем также, как приблизительно должны звучать ландыши, когда Микки-Маус звонит ими.