ЭСТЕТИЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ И ПОПУЛЯРНОСТЬ

 

Закон буржуазного искусства (особенно в Германии) гласил, что внутренняя ценность и популярность в искусстве обратно пропорциональны друг другу. Для ультрарафинированной «духовной аристократии» все «непонятное» служило как бы дворянским титулом. Хотя всегда существовало народное искусство, созданное самим народом, которое отнюдь не было менее полноценным или менее достойным, чем высококвалифицированное искусство «аристократов духа». Искусство же, созданное для народа сверху, содержит в себе только отрицательные предпосылки популярности.