ЛЮБОВЬ

 

Кажется вполне очевидным, что любовь является почти исключительной темой кино. Так оно было всегда, или почти всегда и в литературе и в театре. Но человеческие эмоции так же социально обусловлены, как и человеческие мысли;

формы их изображения чрезвычайно разнообразны, меняются от эпохи к эпохе в непосредственной зависимости материальных условий и идеологических тенденций.

Любовь изготовляется на «фабрике снов» (так называет Илья Эренбург «киноиндустрию») по определенному рецепту, как лекарство.

Рецепт гласит следующее: любовь как стихийное явление природы общеобязательна и независима от социальных условий. В любви все люди равны. Рядом с этим равенством классовые различия кажутся несущественными. В драматическом конфликте с социальными препятствиями сила любви всегда побеждает. Либо она ведет к богатому браку, либо — правда, реже — любовь приносит «скромное, тихое счастье», которому даже богатые могут позавидовать. Это те же рецепты для любовных историй, какие применяет и бульварная литература.

Эти кинематографические любовные сюжеты тоже не являются «отвлечением». Они внушают мелкому буржуа совершенно определенную точку зрения на классовую борьбу, а именно — убеждают в том, что классовые противоречия не являются решающими. Существует якобы нечто более важное и более могущественное.