ПРЕВРАЩЕНИЕ ЛЮБОВНИКА

 

Псиландер, Конрад Фейдт, Гарри Лидтке, Ганс Альберс— четыре популярных «звезды». Четыре разных типа любовников. Они представляют четыре разных оттенка идеологии моиополистического капитала и потому являются отражениями четырех различных периодов в Германии.

Псиландер был одной из первых «звезд» (продукт шведского кино, но он не мог бы стать таким популярным в Германии, если бы он и там не был представителем господствующей идеологии). Он был так называемым корректным джентльменом: солидный, элегантный, серьезный, мужественный. В осанке, в одежде, в мышлении всегда рассудительный, согласно обычаю и закону. Мужчина для брака. Мужчина, которому можно доверить ответственную должность. Герой и идеологический выразитель еще уверенного в себе капитализма.

Конрад Фейдт стал популярен в послевоенный период. Это был романтический, фантастический, экспрессионистический герой. Герой, уводивший от ставшей ненадежной действительности.

Он играл индийских магараджей и рыцарей возрождения. Он играл всякого рода мистические существа, фантастических художников, неправдоподобных авантюристов, сумасшедших. В его декадентском, экспрессионистическом облике проявляется всегда исключительный человек, трагический и жуткий. Конрад Фейдт, популярнейший киногерой этих лет — символ бегства от действительности, страха, пессимизма и предчувствия гибели. Киногерой из эпохи германской инфляции, времен шпенглеровской философии «Заката Европы».

Он вышел внезапно из моды, несмотря на то, что продолжал играть другие роли и другие образы, в период относительной стабилизации капитализма. Тогда не нужно было бежать от действительности в романтические фантазии. Достаточно было подкрасить действительность.

Гарри Лидтке — популярнейший киногерой немецкого мелкого буржуа. Это не фантастический образ и не исключительный человек. Всегда плутовски улыбающийся, любезный прожигатель жизни. Чем он занимается, на какие средства живет — узнать из фильм невозможно. Для него обязательны фрак и цилиндр, танцевальный бар, джаз-капелла и юмористическое любовное приключение. Он не солиден, не строго элегантен, каким был когда-то Псиландер. Новый герой легкомыслен, хотя он держится всегда в рамках законности. Он показал мелкому буржуа (чему тот пять-таки склонен был верить), что можно все-таки с приятностью жить в этом капиталистическом мире, если есть деньги. И это не совсем безнадежно. Но он показывал мелкому буржуа своего героя без пафоса, без какой-либо идеи, без каких-либо моральных требований.

Но и Гарри Лидтке вышел из моды, когда за коротким сном относительной стабилизации капитализма последовал новый обостренный кризис. Настроение мелкобуржуазных масс изменилось; фашистская агитация началась по всей линии. И на кинонебе в то же самое время взошла новая «звезда».

Ганс Альберс базировался и стандартизировал свое искусство тоже на типе обыкновенного «любовника», но другого рода, чем его предшественники. Оппозиционное настроение «взбесившегося» мелкого буржуа отражается в образе, который дается Альбертом одинаково во всех фильмах.

Этот новый герой немецкой кинопублики — не корректный джентльмен. Напротив. Он находится в постоянном конфликте со старобуржуазным, с демократическим порядком и его хранителями, в конфликте, доводящем его иногда до преступления. Он не мечтатель, как герои Конрада Фейдта, и не безобидный бонвиван из хорошего общества. Бесцеремонный, идущий напролом парень, не имеющий никакого уважения к нравам и обычаям, к закону и праву. Мужчина прямолинейного действия, который разрешает все конфликты при помощи кулачного права. Он внушал мелким буржуа (и это было целью) идеи уничтожения авторитета существующего законного порядка (порядок веймарской демократии). Однако это отнюдь не касалось капиталистической системы. Кинематографический тип Ганса Альберса — это порождение идеологии еще не дошедшего до власти, еще оппозиционного фашизма.