СТАРЫЕ И МОЛОДЫЕ КНЯЗЬЯ

 

Вскоре началась открытая фашистская пропаганда. Вначале — как пропаганда против «демократической» Веймарской республики. Началась она с серии веселых кинокомедий и кинооперетт, темой которых была какая-нибудь любовная интрига при маленьком княжеском дворе. Сюжеты этих фильм были все на один «фасон», то есть пользовались одинаковым психологическим методом для фашизации мелкобуржуазной идеологии.

Маленький провинциальный княжеский двор изображался в сатирически-комическом плане, ибо вряд ли можно было подойти с неуклюжим консерватизмом к мелкому буржуа, находившемуся тогда в плену «социалистических» идей. Мелкий буржуа, следовательно, мог смеяться над старыми париками и лорнетками и при этом чувствовать себя очень современным и радикальным. Ему показывали гротескных, придурковатых, но по существу безобидных марионеток, которые вовсе не выглядели так, как если бы они были опасными, жестокими угнетателями и эксплуататорами.

Но — это самое главное — во всех этих фильмах высмеивались. только старики. Молодые герои-любовники—всегда принц или принцесса—не были смешными. Это современные люди, которые сами потешаются над устарелыми феодальными предрассудками своих глуховатых теток и дядей. О и сами находятся в оппозиции ко двору (разумеется, не в политических социальных вопросах, а в своих любовных делишках). Но этим они завоевывают сердце «современного» «передового» мелкого буржуа. Да, вот такой князь ему нравится. Но при этом забывается то, что классовое насилие под давлением этого любезного современного «вождя» только обострилось бы еще больше.

Это всеобщая схема психологического метода фашистского воздействия: кажущаяся оппозиция к старому. Но старому противопоставляется новый идеал, который принципиально в своем социальном и хозяйственном значении не только ничем не отличается от старого, но еще более обостряет эксплуатацию.

 

«ФРИЦ» И «ЛУИЗА»

 

Серия фильм о короле Фридрихе Великом и королеве Луизе — это монархическая пропаганда в целях дискредитации Веймарской республики в глазах мелкого буржуа и одновременно для подготовки его к войне и к готовности самопожертвования ради войны.

На какую психологию рассчитаны эти фильмы? Геббельс, шеф пропаганды немецких фашистов, сказал однажды в своей речи: «Настоящий социализм—это отношение Фридриха Великого к своим гренадерам!» Так и подается «старый Фриц»:

как «настоящий социалист», как товарищ своих солдат. Он сидит со своими гренадерами у бивуачного огня, он ест их суп, и даже сапоги его порваны.

Каким польщенным чувствует себя при этом мелкий буржуа Как же ему протестовать против нужды, которую делит с ним сам король?! Если даже у короля порванные сапоги, то может ли жаловаться обыкновенный гражданин, даже если ему приходится ходить босиком!

Здесь всплывает фашистская идея, которая заключается в том, что весь немецкий народ, без классовых различий, угнетен как нация и потому так беден.

Что в этих анекдотах соответствует историческим фактам и что эти факты значили в действительности — об этом никто не спрашивает. Но на войне, где сам король марширует вместе с солдатами, можно умереть радостно! Это заставляет мелкого буржуа забыть о классовых различиях. В чьих интересах идут эти войска умирать, он, будучи умиленным и растроганным, забывает спросить. Смотри, вот где видно «национальное народное единство», — так гласит лозунг фашистов.

Почти аналогичны и фильмы о королеве Луизе. В них с душераздирающими подробностями показано, как эта нежная, прекрасная женщина, преследуемая Наполеоном, в карете, запряженной четверкой лошадей, должна бежать из одного замка в другой. Несчастная, она была бездомна! Если с самой королевой может случиться такое несчастье, может ли мелкий буржуа жаловаться, если во время войны сгорит его дом, если у него вообще нет крыши над головой? Если и королева Луиза страдает из-за французов, тогда нет больше классовых различий, тогда «национальное единение народа» налицо! Оно уже было когда-то, — говорят немецкие фашисты,—и только «еврейский марксизм» разрушил его, и оно вернется в «третьей империи».