БУРЖУАЗНЫЙ «РЕАЛИЗМ»

 

Да и здесь тоже нельзя все стричь под одну гребенку. «Реализм» искусства восходящего буржуазного класса существенно отличается от новейшего «реализма» американско-германской «вещности» (Sachlichkeit). Существует большая разница между искусством Флобера, Бальзака, Толстого и той репортажной литературой, которая пытается сегодня краткой хроникой в стиле телеграммы заменить подлинное искусство.

Капиталистическое кинопроизводство создает идеологические «внушения» для мелкобуржуазных масс. Это — так называемые способы отвлечения. Показывают картины для маскировки действительности. Естественно, что фильмы наполнялись фантастическими и романтическими историями. Они были далеки от повседневного реализма.

Но для мелкого буржуа современной столицы становится все труднее идеологическое бегство к далям наивной романтики. Столичный мелкий буржуа еще глуп, но уже не наивен. Он уже слишком просвещен, чтобы верить благородным романам индусских магараджей и китайских принцесс, рыцарским приключениям добродушных детективов, самопожертвованиям миллионеров я героизму. Неотвратимое социальное познание рассеяло романтику голубых далей.

Но все же современного мелкого буржуа нужно отвлечь от действительности, в которой он живет, но которой знать не должен. И он сам хочет (это—психология мелкого буржуа) бежать от этого зрелища, потому что, познав истину, не желает делать соответствующих выводов. Где же выход?

Мелкий буржуа и капиталистическое искусство нашли исход. Бегство от действительности... Куда? Новый рецепт: уйти в реализм мелочей, для того чтобы не видеть реализма целого.

Это и есть новая «вещность», новая «реальность». Это и есть современный мелкобуржуазный «реализм» в кино. Реалистические детали. Но весь контекст, смысл, все в целом более извращено, чем в фантастической романтике. Тем и объясняется в новейших американских и европейских фильмах разительное противоречие между изысканностью деталей и исключительной беспомощностью общей фабулы и конца.