НЕ НАТУРАЛИЗМ!

 

Стилем, формальным методом изображения для мелкобуржуазного «реализма» должен был служить натурализм. С чем большей микроскопической детальностью рассматривался какой-либо факт, тем большему искажению могла подвергнуться сама перспектива. Помимо того, этот метод добросовестного, точного воспроизведения завоевал себе авторитет достоверности. Это одно из самых опасных психологических последствий такого стиля. Вульгарная, осязательная точность деталей апеллирует к повседневному опыту мелкого буржуа. Ведь все показано так, как он видит каждый день, следовательно он может верить тому, о чем повествует фильма. Наиболее опасным методом обмана является метод натуралистически-«объективного» изображения фактов.

Социалистический реализм не звает голых фактов с а м и х п о себе, а лишь факты в их с о ц и а л ь-н о й в з а и м о с в я з и с социальным целым. Это особое значение фактов, их нельзя просто натуралистически фотографировать, ибо взаимосвязь не бечевка, протянутая от одной вещи к другой, без влияния на эти последние. Вещи, рассматриваемые в их взаимосвязи, приобретают иной облик. Это реальность, которая должна схватываться не рукой, а разумом. Кинорежиссер схватывает ее посредством нейтральных установок, не объективно-натуралистичеоки, а истолковывая.

Его кадры или монтаж получают в этом случае символическую тенденцию и показывают больше, чем одни лишь голые факты. Не случайно, что символически-зиачительное отображение действительности получило свое развитие впервые и в наивысшей форме именно в советском кино (кино стало впервые действительно творческим искусством). Это явилось результатом социалистического реализма фильм, воспроизводящих не только реальность голых фактов, но и реальность их взаимосвязи и значения. Если в фильме «Конец Санкт-Петербурга» женщина в поисках своего мужа находит наконец пролетарского бойца в роскошном дворце, среди статуй и колонн, как будто на пьедестале, то это, разумеется, не натуралистично. С внешне-формальной стороны это почти романтично. Между тем по своему смыслу, по своему значению это — реализм, так как здесь средствами кино дается подлинное изображение победоносного пролетариата. Это — социалистический реализм. Если Эйзенштейн в «Генеральной линии» показывает канцелярию с чудовищно распухшими пишущими машинками, арифмометрами, штемпелями, то это реалистичнее, чем мог бы дать натурализм. Ибо в этих кадрах Эйзенштейн помимо реальности факта канцелярии показывает еще реальность ее значения и действия, а именно — бюрократизм.

Абсолютно ненатуралистично, когда в фильме «Потомок Чингисхана» Пудовкина ураган разметал сотни консервных банок, а затем—рослых, тяжеловесных английских солдат. Но именно потому, что ураган становится символичным, он выражает политическую реальность и реальную перспективу, которых нельзя было бы показать натуралистическими методами.

Символическая тенденция, «символическая сила воздействия» картины означает, впрочем, то, что картина усиливается посредством композиции кадров (или монтажа). Картины социалистически-реалистических фильм являются символичными. Но они не являются символами. Это значит: картины сами не реальны, они только означают нечто реальное. Такие символы-идеограммы, которые, подобно иероглифам, что-то сообщают, но ничего не изображают, не представляют реальности. Такой символизм является весьма примитивной и устарелой формой письменности, где картины заменяют собой понятия. Искусства здесь нет.