ЛИЦО КЛАССА

 

Игра становится для нас безразличной, когда личная судьба человека нас не интересует. Когда типаж должен дать лишь колорит какого-либо действия: подлинный фон, человеческий пейзаж, то в фильме подчеркивается только общее выражение лиц, основное состояние. Тогда аппарат ищет за личными и частными вариациями сущность (Humus), выражения: «сверхличное» лицо, то есть лицо, стоящее над личностью.

Сверхличное лицо расы знакомо нам давно. Очередной проблемой кино было открыть «сверхличное» лицо класса. Здесь имеется в виду не только установление разницы между дегенеративным аристократом и мужиком, между жирным финансистом и обнищавшим пролетарием. Эти различия, схематически стилизованные, можно было видеть и на сцене. Но аппарат подошел совсем близко и нашел за этими внешне декоративными различиями скрытое выражение сверхличного, классово-обоснованного мировоззрения. Ибо с такой близкой точки видно, как каждый человек смотрит на мир. Это не случайно, что в Советском союзе особенно остро воспринимают классовое лицо. Никакой марксистский анализ не мог бы точнее различить классовые прослойки, чем превосходная типология советских фильм. Кто не помнит группы и депутации в эйзенштейновском «Октябре»? Буржуазно-либеральные бюрократы и меньшевистские интеллигенты. Они точно носят свой знак на лбу, как бы они ни поступали, что бы они ни делали. Депутация демократических граждан идет через мост. Красный моряк задерживает их. Только лицо против лица — и два мировоззрения сталкиваются друг с другом.

В замечательной украинской фильме Довженко «Арсенал» показано напряженное ожидание первого выстрела. Прислушивающиеся лица: рабочий, солдат, мелкий ремесленник, купец, фабрикант, крупный капиталист, мелкий чиновник, помещик, крестьянин, интеллигент, кабинетный ученый, деклассированный человек богемы, люмпен-пролетарий... Ясно и недвусмысленно видны на этих лицах социальные различия и соответствующее состояние мышления. Здесь борются не пулеметы, а живые человеческие лица.