РАКУРС ОТРАЖЕНИЙ

 

На крупном плане окружающее часто отражают в зеркале. Такие кадры становятся банальностью. Но иногда они облекают именно эту банальность или грубость прямого созерцания в атмосферу особого настроения.

То, например, как женщина бросается в воду, произвело бы в непосредственном изображении тривиальное впечатление, и трагичность события не дошла бы до зрителя. Даже вещи, страшные сами по себе, следует показывать новым и особым приемом, для того чтобы они усиливали впечатление страшного.

В американской фильме «В доках Нью-Йорка» мы видим гладкую воду и в ее отражении лунный свет, облака и тени ночи. Затем мы замечаем еще одну тень. Это тень женщины. Она бросается снизу вверх, из глубины водного зеркала на его поверхность. Всплеск воды. Тень исчезает среди ночной темноты. В таких отраженных ракурсах уловленная аппаратом атмосфера становится поэзией.

Отраженный ракурс является в картине «Падение Санкт-Петербурга» тонким сравнением. В начале фильмы показан Петербург в зеркале Невы. Дворцы и дома поставлены наголову в неправдоподобном колыхании. В конце фильмы они показаны снова. Те же постройки, но не отраженные, а снятые прямо, с резкими, твердыми, уверенными контурами. Этот мир стоит твердо на ногах! Это подчеркивается разницей ракурса. И это уже не Петербург. Это Ленинград!

Когда выражение лица позволяет догадываться о невидимой причине его, то тем самым лицо становится зеркалом для фантазии.

Янингс, играя развратника (в картине «Патриот»), открывает крышку табакерки. По его лицу мы узнаем, что он видит портрет женщины. Мы видим, что невидимка красива, мы видим, что она обнажена. И все это дано в зеркале выражения лица.