ЗВУКОВОЕ КИНО «РАСКРЕПОСТИЛО» ТЕАТР

 

Показательно то, что с развитием кино опять оживилась жизнь театра.

Уничтожилась статика неподвижного, неизменного пространства сцены. Перемены, превращения на открытой сцене, подвижная сцена, движущиеся декорации... Нет, не за кинематографом хочет угнаться театр при помощи таких быстрых перемен. Напротив. Этим он окончательно отходит от кино и возвращается опять к своему искусству; ибо тем, что сцена раскрывает свой механизм и заставляет его функционировать при открытом занавесе, она радикально отказывается от всякого натурализма, от всякого намерения преподнести иллюзию действительности. Так как в этом театр не мог больше конкурировать с кинематографом, то он вообще отказался от того, чтобы быть верным изображением природы.

Требование правдоподобности долгое время заставляло сцену отрицать самое себя и привело ее к пассивному, возможно более верному «месту действия». Но кинематограф вновь «раскрепостил» театр (выражение Таирова), и вот теперь играют не только н а сцене, а сцена сама играет как механизм, как игровой инструмент, имеющий свои собственные ритмические и символические выразительные возможности.