VII. БЕГСТВО ОТ ФАБУЛЫ

 

Кино уже настолько обогатилось собственными, чисто оптическими средствами выражения, что тенденция отказа от всяких иных средств выражения, прежде всего от литературной, эпической фабулы, все усиливалась. Ракурс и техника монтажа достигли такой творческой силы, что смогли непосредственно приблизиться к «сырью жизни», не нуждаясь в том, чтобы получать его в предварительном литературном оформлении, в виде художественного произведения.

Киноаппарат стремился не только дать новый вид эпически-драматического оформления, но и вообще подойти к жизни с совершенно иной стороны. Аппарат был призван к самостоятельному творчеству. Это значит, что он стал искать свою тематику, свой материал не в происходящем, а в простой видимости (Erscheinung), а свою форму не в повествовании, а в ритме кадров.

 

«ПРАВДА БЕЗ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ»

 

Сепаратическая тенденция к «чистой форме», не желающей быть больше средством для изображения «чего-то другого», возникает во всех искусствах в эпоху всеобщего кризиса. Это была эпоха экспрессионизма.

Беспредметное «абсолютное» искусство означает полное отречение от фактической действительности. Это такое же бегство сознания от действительности, как я сказочная романтика. Кроме того, отрыв чистой формы от предметности ведет к дуализму, как и «философия жизни» (Lebensphilo-sophie), расцветшая к этому времени в саду монополистического капитализма.

«Философия жизни» обосновывает понятие внутренней душевной интуиции, при помощи которой могут разрешаться все проблемы и конфликты. (При этом действительность с ее эксплуатацией и кризисами может спокойно идти своей дорогой.)

Абсолютные искусства разрешают свои проблемы посредством абстрагированных форм, нисколько не смущаясь при этом действительностью.

Там бегство от неприятной и безнадежной действительности внутрь, здесь — такое же бегство от нее во вне.

Каждый вид искусства подходил при этом к диалектическому поворотному пункту, где средства начинали определять собою цель, а форма—содержание. Это приводило к последнему логическому выводу, а именно — к форме, которая «сама себе» содержание, то есть — ничто.