Драматургия в сказке

1. Экспозиция. Раскрытие ситуации.

В большом городе жил-был богатый купец. Жена у него давно умерла. У

него было два сына и две дочери. Он всех нелепо любил и оберегал. Оба сына

были крепкими и умными, а дочери красавицами. Но особенно красива и умна

была младшая. К старшей у же женихи сватались богатые, а она их

отвергала, потому что хотела выйти замуж: за знатного человека. Младшая

больше книжки читала, а женихам говорила, что хочет еще пожить с

отцом.

Начальная ситуация раскрыта, но никакого конфликта пока нет.

Действующие лица обозначены. А характерам еще предстоит где-то впереди

проявиться. Чтобы такое произошло, нужно придумать испытание, создать

новую ситуацию, в которой поневоле предстоит действовать героям. Нужно

придумать коллизию, которая резко изменит обстоятельства жизни

персонажей. Придумываем.

2. Изменение ситуации. Возникновение коллизии. Обозна-

чение первого конфликта

Неожиданно купец обанкротился. От старшей дочери отвернулись

богатые женихи, перестали свататься. Семья переехала в деревню и стала

жить сельским хозяйством.

Отец с сыновьями работали на земле, младшая дочь по дому

управлялась да песни пела, а старшая вспоминала красивую жизнь,

шикарные платья и никак не хотела заниматься грязными

домашними делами, да еще обижала младшую. А отец радовался,

глядя на работящих сыновей и младшую дочь.

Испытание показало, что все в семье приняли удар судьбы с

достоинством, кроме старшей дочери. Только она повела себя в новых

условиях непристойно. Первое противостояние уже наметилось. Оно

возникло между сестрами.

Долго «плохо» героям быть не должно, если это не ведет к

нагнетанию ситуации. Здесь такой ход по нашему предположению

пока не нужен. Надо дать героям надежду на улучшение. Так и

поступим.

3. Первые перипетии

В деревню пришло известие, что возвращается корабль с

товарами купца, и можно будет расплатиться с долгам. Старшая

сразу попросила отца привезти новые платья, а младшая — только

красивый цветочек. Расплатился отец с долгами, а на большее не

хватило. Запозднился с делами, но все же поехал домой таким же

бедняком.

Какие же «механизмы» зрительской психологии мы уже сумели

включить в работу?

Мы наделили героев характерами. Двух из них—

противоположными. Тем самым, побудили юного зрителя

почувствовать симпатию к младшей дочери и антипатию к старшей.

Мы заставили зрителей задуматься над тем, что произойдет

дальше, когда купец вернется домой без подарков. Как его встретят

дочери, какая у них будет реакция? Сюда мы направили ход мыслей

зрителей.

Пока все события происходили внутри семьи, они не носили

экстраординарного характера. Мы еще не заставили будущих

зрителей активно переживать, возникла угроза скуки. Чтобы не

пропал интерес к восприятию, пора что-то предпринять. Требуется

неожиданный поворот в событиях. Коли нет событий внутри, нужно

привлечь внешние силы.

4. Первый резкий поворот в сюжете. Новый конфликт

На обратной дороге в темном зимнем лесу купец заблудил-

ся и подумал, что погибнет. Но вдруг у видел вдали освещенный дворец. Добрался до него и был поражен роскошью и пустотой. На столе было

полным-полно кушаний, а тарелка с прибором только одна. Громко извинился

перед хозяевами, чтобы его кто-нибудь услышал, поел и лег спать.

Утром опять поел, поблагодарил в пустоту хозяев и собрался уезжать.

Вышел. Снега нет, а кругом—роскошные цветы. Вспомнил про наказ младшей и

сорвал самый красивый.

В тот же миг явился страшный зверь и зарычал: «Я тебе жизнь спас, а ты

у меня воруешь любимые цветы!»

Испугался купец, стал прощение просить. А зверь потребовал во искупление

вины принести ему в жертву одну из дочерей или самому явиться через месяц -

на смерть.

Такой поворот событий зритель, конечно, не предполагал. Он порадовался

спасению купца, но ощущение подвоха его не оставляло до самого момента

явления зверя. Было предчувствие, что что-то еще обязательно случится.

Требование зверя было ударом по уже напряженным нервам. Оно породило

новый конфликт-конфликт внутри отца: на какой вариант искупления ему

решиться? Возникла настоящая интрига. Сначала мы вызвали у зрителей

симпатии почти ко всем героям, а теперь поставили этих героев в безвыходное

положение: кто-то из них должен пожертвовать своей жизнью во имя

остальных. Отец любит дочерей, дочери любят отца: где выход? Зритель—во

власти автора.

Обратите внимание еще на один из драматургических ходов, на чередование

ситуаций. Жили счастливо и богато—отец обанкротился — стали бедными.

Пришло хорошее известие про корабль — раздал долги — опять бедные.

Поехал домой — заблудился — приготовился погибать — увидел дворец —

спасся. Наелся, выспался — вспомнил про дочь и сорвал цветок — явился зверь

и потребовал жертву.

Последовательно чередуется «хорошо» и «плохо», а между ними

обязательно стоит событие, которое меняет знак на противоположный. Так

происходит своеобразное раскачивание эмоций зрителей.

Когда герою угрожает смерть и неизвестно, чем все это кончиться, зритель с

особым вниманием и интересом следит за развитием событий. Он в

напряжении. Мы добились того, чтобы взять власть над чувствами аудитории.

Она в наших руках. Дальше нужно постараться не только удержать ее, но еще найти спо-

собы усилить эмоции юных зрителей.

5. Новые перипетии

Вернулся отец домой, подарил младшей цветок и рассказал, что случилось.

Старшая тут же обвинила во всем младшую. Попросила бы платье, ничего бы не

было. А теперь из-за нее отцу идти умирать. Братья хотели пуститься в бой со

зверем, но их остановил отец. «Яуже пожил достаточно, мне и умирать», —

заключил он. Но младшая сказала, что не переживет такого горя и пойдет сама.

Очень обрадовалась этому старшая. Луком глаза намазала, чтобы слезы были,

когда провожали младшую.

Последующие события вполне прогнозируемы: должна произойти встреча со

зверем. Но как поведет себя зверь, пока не очень ясно. Сделать его совсем

страшным и бесчеловечным — слишком прямолинейно. Надо наделить его

характером, несколькими разными качествами, может быть, даже

противоречивыми. Тогда его образ станет более убедительным и интригующим.

Пусть в его поведении и действиях появятся странные черты. Попробуем с их

помощью дополнительно озадачить зрителя. Цель младшей дочери вполне ясна:

пожертвовать собой во имя спасения отца. Цель зверя ясна лишь частично. Он

хочет что-то сделать с дочерью, но что именно — остается в тайне.

6. Продолжение перипетий

Передал отец свою младшую зверю со слезами. Дочь успокаивала его, как

могла. А зверь приказал купцу больше не возвращаться сюда, но при этом сказал,

что у них добрые сердца. И осталась младшая одна во дворце. Стала в страхе

ждать, когда зверь ее будет есть. А он не идет и не идет. Посидела-посидела да

пошла осматривать дворец. А он красоты необыкновенной. Но одна комната

показалась ей странной, как бы приготовленной для кого-то. Задумалась

младшая.

Возможно вы, как читатель, уже тоже сгораете от нетерпения узнать, что будет

дальше. Точно так же должен вести себя зритель в зале на этом этапе просмотра,

так же переживать за девушку. А еще гадать, что случится дальше, какое событие

будет следующим.

Психика зрителей работает в данный момент с полной на-Фузкой. Мы достигли

той цели, к которой стремились: втянули зрителя в разгадывание хода сюжета и развития интриги, кро-.ме того,

заставили его переживать за судьбу доброй благородной и самоотверженной

девушки.

Сейчас зритель ждет страшных событий. А мы его обманем. Сделаем ему

сюрприз. Неожиданность поворотов - наш лучший союзник в драматургии.

При долгом ожидании плохого, когда угасает надежда на хороший исход,

преподнесем зрителям толику надежды на изменения к лучшему —с

некоторой долей неопределенности, со своеобразной загадкой. Сделаем

поворот в интриге.

7. Второй поворот в сюжете

Зашла младшая в странную комнату, взяла книгу с полки и прочитала

надпись: «Вы здесь царица и хозяйка; желайте и приказывайте». Вспомнила

она про горе отца, подумала, как ему тяжело, захотела увидеть его.

Одернулась к зеркалу, а в нем видение: печального отца встречает сестра,

делая вид, что сочувствует, а сама в душе радуется избавлению от младшей.

Мелькнуло видение и исчезло. И подумала девушка, что как-то странно ведет

себя дикий зверь.

8. Перипетии после второго поворота

Вечером села девушка за стол, чтобы поужинать, и тут под страшный

грохот явился зверь. Она замерла от ужаса. А зверь только попросил

разрешения взглянуть на нее и спросил при этом: очень ли он гадок на вид?

Девушка не смогла покривить душой и ответила честно, что думала.

Зверь действительно был страшен и отвратителен. Но он ласково

предложил ей продолжить ужин и признался, что не только страшен, но еще

и глуп.

Девушка возразила ему, что глупые о себе так не говорят и что у него

доброе сердце.

После второго поворота в сюжете у юных зрителей должно было полегчать

на сердце -- угроза смерти пока отступила: зверь не проявляет агрессии,

разговаривает ласково. А ослабление напряжения - как раз то, что нам нужно.

Мы чередуем куски содержания, которые вызывают противоположные

эмоции. Мы волнуемся за девушку, но радуемся, что ничего ужасного пока не

произошло. Это именно тот фон, та ситуация, когда можно преподнести

зрителю очередной сюрприз, новую неожиданность. Мы создали благоприятную ситуацию для резкого

изменения ее в худшую сторону.

9. Третий поворот в сюжете

Красавица уже почти перестала бояться зверя. А он ей тут и скажи: «Выходи

за меня замуж!»

От такого предложения у нее перехватило дух. Посмотрела она на

страшилище, сжаласъ вся в комочек и еле выдавила: не могу. И тут сотряслась

вся комната от невероятного грохота. А потом зверь медленно и тихо удалился.

Какой бурный накал страстей пришлось бы пережить зрителям, если бы они

видели все это на экране! После такой встряски нужно дать аудитории несколько

передохнуть и ввести кусок со спокойным развитием действия. По какому пути

пойти: показать, что делает зверь после отказа девушки или остаться в комнате с

героиней? Пожалуй, лучше не трогать неудачного жениха, оставив на нем тень

загадочности, а продолжить наблюдение за переживаниями его отказницы.

10. Перипетии после третьего поворота

Младшая была поражена таким исходом событий. Ее не съели, не бросили в

темницу, не наказали, а оставили во дворце в роскоши. Она далее пожалела зверя:

такой страшный, но при том добрый.

Три месяца приходил зверь по вечерам к девушке и повторял свое предложение

и наконец признался в искренней и безответной любви к ней. Смутилась красавица

и, пожалев зверя, предложила дружбу, а потом еще попросила разрешения

повидаться с отцом, который от горя тяжело заболел.

Не смог зверь отказать ей в этой просьбе и добавил: «Оставайся там, с ним, а

я здесь буду чахнуть от тоски».

Но младшая пообещала вернуться через неделю, потому что по-братски

полюбила его.

Но долго благополучие продолжаться не может. Опасность потерять интерес

юного зрителя в таком месте резко возрастает. Требуется придумать новые

события, которые поддержат внимание к развитию сюжета.

11. Продолжение перипетий

Отец был рад встрече безмерно. А зверь прислал красавице * подарок сундук с

шикарными платьями, но выбрала она самое скромное и пошла встречать сестру. Атак тому времени вышла замуж за

знатного и чванливого дворянина, который больше занимался собой. Как увидела

она счастливую и радостную, в роскошном платье, младшую, чуть от зависти с

ума не сошла.

Пришла пора еще круче закрутить интригу сюжета. Назрела необходимость

в новом повороте событий.

Наша героиня счастлива, наслаждается жизнью. Страшный зверь любит ее и

проявляет к ней благосклонность, одаривает дорогими подарками. Младшая

прониклась к нему глубоким уважением за доброту, полюбила его как сестра.

На этой сюжетной линии ничто не предвещает угрозы. Значит, нужно искать

какую-то новую силу, которая включится в ход развития действия и будет

стремиться разрушить счастье младшей.

12. Четвертый поворот в сюжете

Узнала завистница, что сестре через неделю возвращаться, и задумала ее

задержать, чтобы погубить. Рассерженный зверь тогда ее точно съест.

Ублажала и ласкала она младшую сестру. А когда та собралась уезжать, стала

волосы на себе рвать, как бы от великого горя.

Увидела младшая, что сестра так убивается, и согласилась остаться еще на

неделю.

Завязался новый узел противоречий, новая борьба: кто кого. Старшая лестью

и обманом сумеет погубить младшую или младшая, под воздействием совести и

жалости к зверю, выполнит свое обещание? Опять юному зрителю придется

строить свои предположения: кто кого одолеет. А нам только это и нужно. С

помощью очередного драматургического приема мы вновь включили в

активную работу сознание зрителя.

13. Перипетии после четвертого поворота

Живет младшая у отца, а сама думает, что там, без нее скучает страшный

зверь. Рассуждает про себя, что хоть он и страшный, но добрый, ласковый,

внимательный. Корит себя, что незаслуженно его обижает. Вот сестра за

знатного и богатого вышла, а счастья нет.

Увидела она во сне, что страшный и добрый под деревом от тоски умирает, и

вернулась во дворец. Ищет зверя, а его нигде нет. Побежала в сад и нашла его,

чуть живого, под деревом. Брызнула на него чистой водой, открыло глаза

страшилище и говорит: «Как я рад вас увидеть перед смертью. Теперь

и \\\шратъ легче».

14. Последний, пятый поворот в сюжете

Сердце девушки не выдержало такого испытания. «Нет,__

ответила она, — вы не у мрете. Я согласна стать вашей супру-

гой и быть вам верна всю жизнь».

15. Развязка

Набрала она еще пригоршню воды, чтобы брызнуть на умирающего,

повернулась обратно, а перед ней на коленях стоит красавец-принц. Чары злой

феи разрушились. К нему вернулись красота и ум. Младшая была счастлива. Он

предложил ей стать королевой. Она с радостью согласилась.

16. Эпилог

Тут явилась добрая фея и сказала, что наградит девушку за то, что она

доброту предпочла красоте, богатству и знатности. Волшебница в мгновение

устроила для молодых свадебный бал, на котором оказались и отец, и сестра, и

братья. Все были рады счастливому исходу, кроме сестры.

За коварство и зависть фея превратила ее в каменную статую перед дворцом

королевы и сказала, что она останется такой, пока из нее не выйдет вся злость

и ненависть.

Перед вами была развернута полная драматургическая конструкция. Апогей

конфликта, кульминации (когда девушка вернулась от отца к зверю, а он

умирал) наступил после пятого поворота в событиях. До этого момента,

чередуя повороты в сюжете и последствия этих поворотов в виде перипетий,

мы поддерживали интерес юного зрителя в тонусе. По сути, мы управляли, а

если хотите — даже манипулировали сознанием зрителя, чтобы привлечь и

удержать его внимание.

На протяжении всего драматургического построения мы в самых разных

вариациях использовали принцип сопоставления. Сопоставить - это не столько

поставить рядом два каких-то объекта или события, сколько побудить зрителя

совершить еще Два действия: сравнить и сделать выводы из своего

сравнения.

Можно провести вульгарную аналогию со спортом — мы Делаем этот шаг

только ради дополнительного разъяснения основ драматургии. В прочитанной

вами сказке выделим два сражения, столкновение и борьбу двух пар. Назовем

противостояние младшей и старшей сестер между собой схваткой двух боксеров. В

экспозиции мы выводим на ринг двух сестер, представляем их, рассказываем

об их достоинствах и победах, чтобы болельщики могли отдать симпатии тому

или иному сопернику. Первый легкий удар наносит старшая, отказавшись

заниматься домашними грязными работами и свалив все на младшую.

Ответный удар наносит младшая. Она просит бедного отца привезти ей в

подарок не шикарное платье, как старшая, а всего лишь цветочек. Удар

приходится по самолюбию старшей. Когда отец вернулся с цветком и

рассказал, что с ним случилось, старшая тут же нанесла новый удар. Она

обвинила младшую в предстоящей смерти отца. Младшая ушла в глухую

защиту и поехала к зверю сама вместо отца. Старшая уже собралась

праздновать победу. Но через три месяца младшая вернулась от зверя живая и

невредимая в дорогой одежде, чем несомненно сама нанесла ответный удар по

престижу старшей. Тогда старшая решила пустить в ход обман, чтобы сделать

свой удар без правил, и стала уговаривать младшую остаться дольше, чем она

обещала зверю, надеясь, что после этого страшилище обязательно ее погубит.

Младшая вновь укрылась от ударов, уехав обратно во дворец зверя. В

следующем раунде она опять встретилась с сестрой на ринге—на своей

счастливой свадьбе. Младшая выходила замуж за принца и становилась

королевой. Это был сокрушительный нокаут. Рефери в лице доброй феи

зафиксировал победу и наказал за нечестное ведение боя старшую, сделав ее

каменным истуканом.

Так, упрощенно представляя противостояние двух сестер, мы

сопоставляли, как ведет бой одна и другая, как они наносят удары друг другу,

то есть — сопоставляли методы ведения поединка. А это есть ничто иное, как

монтаж в одном из своих проявлений.

В сказке есть и вторая игра, командная: с одной стороны зверь, а с другой

— отец, братья и сестры. Почти как в футболе. Но нас интересует не сравнение

со спортивным сражением, а наличие противостояния и борьбы. Есть в

произведении борьба каких-либо сил, зритель будет смотреть и следить за

ходом этой борьбы.

Необходимо посвятить зрителя в первоначальные условия, затем столкнуть

противоположные силы или команды, а дальше, попеременно варьируя успех то одной, то другой стороны, двигаться к

финалу.

Вы уже догадались. Конечно, автор опять слукавил. Он не сам вьщумал

сюжет сценария, а взял и пересказал чужое произведение, изменив имена

героев. В подлиннике младшая сестра зовется Красоткой, а страшный зверь —

Чудовищем. Эту сказку написала последовательница Шарля Перро г-жа Леп-

ренс де Бомон. Называется сказка «Красотка и Чудовище».'

На основах принципов драматургии создаются самые разные произведения.

Они трудятся в театре, на телевидении в добротных передачах, умелые

педагоги строят на них свои лекции, даже журналисты используют их в

газетных статьях. И в самых различных формах там неизменно действует

принцип сопоставления.

В истории кино есть достаточное количество примеров, когда режиссеры

предпринимали попытки уйти от жестких требований драматургии. Они

исповедовали понимание кино, как искусства изобразительного, что главное в

нем — движение и пластический образ, а отнюдь не драматургический строй

сюжета. Они считали, что недостатки и слабость интриги можно

компенсировать режиссерской изобретательностью и операторским

искусством.

Но, увы, даже величайших режиссеров прошлого столетия такая позиция

приводила к поражениям. В. Пудовкин снял фильм «Простой случай», который

мало кто теперь помнит и сам режиссер признал своей неудачей. М. Калатозов

в конце своего творческого пути сделал картину под названием «Я — Куба!».

Он понадеялся на блистательное мастерство оператора С. Урусевского, но оно

не спасло это произведение от стрел критики и равнодушия зрителей.

Драматургия — исходная составляющая любого экранного творчества.

С нее все начинается, ей все подчиняется на всех этапах создания

произведений, ее пестуют и оттачивают на завершающем этапе

монтажа.

Автор учебника не претендует на полноту изложения всех секретов

драматургии. Считайте, что этот разговор может быть продолжен и развернут в

дальнейшем.