Глава III ИСКУССТВО, ИЛИ МЕССА В БАРДАКЕ

—Жемчуг, который я буду носить в первом акте, должен быть настоящим, — требует капризная молодая актриса.

—Все будет настоящим, —успокаивает ее Раневская. —Все: и жемчуг в первом

действии, и яд —в последнем.

Раневская всю жизнь мечтала о настоящей роли. Говорила, что научилась играть

только в старости. Все годы копила умение видеть и отражать, понимать и чувствовать,

но чем тверже овладевала грустной наукой существования, тем очевиднее становилась

невозможность полной самореализации на сцене. Оказалось, нет для нее ни Роли, ни

Режиссера. Роль не придумали. Режиссер не родился.

Увидев исполнение актрисой X. роли узбекской девушки в спектакле Кахара в

филиале «Моссовета» на Пушкинской улице, Раневская воскликнула: «Не могу, когда

шлюха корчит из себя невинность».

Раневская хотела попасть в труппу Художественного театра.

Качалов устроил встречу с Немировичем-Данченко. Волнуясь, она вошла в каби-

нет. Владимир Иванонович начал беседу —он еще не видел Раневскую на сцене, но

о ней хорошо говорят. Надо подумать —не войти ли ей в труппу театра. Раневская

вскочила, стала кланяться, благодарить и, волнуясь, забыла имя и отчество мэтра: «Я

так тронута, дорогой Василий Степанович!» —холодея произнесла она. «Он как-то

странно посмотрел на меня, —рассказывает Раневская, —и я выбежала из кабинета,

не простившись». Рассказала в слезах все Качалову. Он растерялся —но опять пошел

к Немировичу с просьбой принять Раневскую вторично. «Нет, Василий Иванович, — сказал Немирович, —и не просите; она, извините, ненормальная. Я ее боюсь».

Однажды, посмотрев на Галину Сергееву, исполнительницу роли «Пышки», и

оценив ее глубокое декольте, Раневская своим дивным басом сказала, к восторгу Ми-

хаила Ромма, режиссера фильма: «Эх, не имей сто рублей, а имей двух грудей».

Осенью 1942 года Эйзенштейн просил утвердить Раневскую на роль Ефросиньи в

фильме «Иван Грозный». Министр кинематографии Большаков решительно воспро-

тивился и в письме секретарю ЦК ВКП(б) Щербакову написал:

«Семитские черты Раневской очень ярко выступают, особенно на крупных пла-

нах».

В разговоре Василий Катанян сказал Раневской, что смотрел «Гамлета» у Охлоп-

кова.

—А как Бабанова в Офелии? —спросила Фаина Георгиевна.

—Очень интересна. Красива, пластична, голосок прежний...

—Ну, вы, видно, добрый человек. Мне говорили, что это болонка в климаксе, — съязвила Раневская.

Охлопков репетировал спектакль с Раневской. Она на сцене, а он в зале, за ре-

жиссерским столиком. Охлопков: «Фанечка, будьте добры, станьте чуть левее, на два шага. Так, а теперь чуть вперед на шажок». И вдруг требовательно закричал: «Выше,

выше, пожалуйста!» Раневская поднялась на носки, вытянула шею, как могла. «Нет,

нет, —закричал Охлопков, —мало! Еще выше надо!» «Куда выше, —возмутилась

Раневская, —я же не птичка, взлететь не могу!»

«Что вы, Фанечка, —удивился Охлопков, —это я не вас: за вашей спиной монти-

ровщики флажки вешают!»

—Приходите, я покажу вам фотографии неизвестных народных артистов

СССР, —зазывала к себе Раневская.

—Фаина Георгиевна! Галя Волчек поставила «Вишневый сад».

—Боже мой, какой ужас! Она продаст его в первом действии.

—У Юрского течка на профессию режиссера. Хотя актер он замечательный.

«...Ну и лица мне попадаются, не лица, а личное оскорбление! В театр вхожу как

в мусоропровод: фальшь, жестокость, лицемерие. Ни одного честного слова, ни одно-

го честного глаза! Карьеризм, подлость, алчные старухи!

...Тошно от театра. Дачный сортир. Обидно кончать свою жизнь в сортире.

«...Перестала думать о публике и сразу потеряла стыд. А может быть, в букваль-

ном смысле «потеряла стыд» —ничего о себе не знаю.

...С упоением била бы морды всем халтурщикам, а терплю. Терплю невежество,

терплю вранье, терплю убогое существование полунищенки, терплю и буду терпеть

до конца дней.

Терплю даже Завадского».

(Из записной книжки.)

Раневская постоянно опаздывала на репетиции. Завадскому это надоело, и он

попросил актеров о том, чтобы, если Раневская еще раз опоздает, просто ее не заме-

чать.

Вбегает, запыхавшись, на репетицию Фаина Георгиевна:

—Здравствуйте!

Все молчат.

—Здравствуйте!

Никто не обращает внимания. Она в третий раз:

—Здравствуйте!

Опять та же реакция.

—Ах, нет никого?! Тогда пойду поссу.

—Доктор, в последнее время я очень озабочена своими умственными способнос-

тями, —жалуется Раневская психиатру.

—А в чем дело? Каковы симптомы?

—Очень тревожные: все, что говорит Завадский, кажется мне разумным...

—Нонна, а что, артист Н. умер?

—Умер.

—То-то я смотрю, он в гробу лежит...

—Ох, вы знаете, у Завадского такое горе!

—Какое горе?

—Он умер.

Раневская забыла фамилию актрисы, с которой должна была играть на сцене:

—Ну эта, как ее... Такая плечистая в заду...

—Почему, Фаина Георгиевна, вы не ставите и свою подпись под этой пьесой? Вы

же ее почти заново за автора переписали!

—А меня это устраивает. Я играю роль яиц: участвую, но не вхожу.

Узнав, что ее знакомые идут сегодня в театр посмотреть ее на сцене, Раневская

пыталась их отговорить:

—Не стоит ходить: и пьеса скучная, и постановка слабая... Но раз уж все равно

идете, я вам советую уходить после второго акта.

—Почему после второго?

—После первого очень уж большая давка в гардеробе.

Говорят, что этот спектакль не имеет успеха у зрителей?

—Ну, это еще мягко сказано, —заметила Раневская. —Я вчера позвонила в кас-

су, и спросила, когда начало представления.

—И что?

—Мне ответили: «А когда вам будет удобно?»

—Я была вчера в театре, —рассказывала Раневская. —Актеры играли так плохо,

особенно Дездемона, что когда Отелло душил ее, то публика очень долго аплодиро-

вала.

—Очень сожалею, Фаина Георгиевна, что вы не были на премьере моей новой

пьесы, —похвастался Раневской Виктор Розов. —Люди у касс устроили форменное

побоище!

—И как? Удалось им получить деньги обратно?

—Ну-с, Фаина Георгиевна, и чем же вам не понравился финал моей последней

пьесы?

—Он находится слишком далеко от начала.

Как-то она сказала:

—Четвертый раз смотрю этот фильм и должна вам сказать, что сегодня актеры

играли как никогда.

Вернувшись в гостиницу в первый день после приезда на гастроли в один про-

винциальный город, Раневская со смехом рассказывала, как услышала перед театром

такую реплику аборигена: «Спектакль сегодня вечером, а они до сих пор не могут

решить, что будут играть!»

И он показал на афишу, на которой было написано «Безумный день, или Же-

нитьба Фигаро».

Раневская повторяла:

«Мне осталось жить всего сорок пять минут. Когда же мне все-таки дадут инте-

ресную роль?»

Ей послали пьесу Жана Ануя «Ужин в Санлисе», где была маленькая роль старой

актрисы. Вскоре Раневская позвонила Марине Нееловой:

«Представьте себе, что голодному человеку предложили монпансье. Вы меня по-

няли? Привет!»

В Театре имени Моссовета, где Раневская работала последние годы, у нее не пре-

кращались споры с главным режиссером Юрием Завадским. И тут она давала волю

своему острому языку.

Когда у Раневской спрашивали, почему она не ходит на беседы Завадского о про-

фессии актера, Фаина Георгиевна отвечала:

—Я не люблю мессу в бардаке.

Во время репетиции Завадский за что-то обиделся на актеров, не сдержался, на-

кричал и выбежал из репетиционного зала, хлопнув дверью, с криком: «Пойду пове-

шусь!» Все были подавлены. В тишине раздался спокойный голос Раневской: «Юрий

Александрович сейчас вернется. В это время он ходит в туалет».

В «Шторме» Билль-Белоцерковского Раневская с удовольствием играла «спеку-

лянтку». Это был сочиненный ею текст —автор разрешил. После сцены Раневской — овация, и публика сразу уходила. «Шторм» имел долгую жизнь в разных вариантах,

а Завадский ее «спекулянтку» из спектакля убрал. Раневская спросила у него: «Поче-

му?» Завадский ответил: «Вы слишком хорошо играете свою роль спекулянтки, и от

этого она запоминается чуть ли не как главная фигура спектакля...»

Раневская предложила: «Если нужно для дела, я буду играть свою роль хуже».

Однажды Завадский закричал Раневской из зала: «Фаина, вы своими выходками

сожрали весь мой замысел!» «То-то у меня чувство, как будто наелась говна», —доста-

точно громко пробурчала Фаина. «Вон из театра!» —крикнул мэтр. Раневская, подой-

дя к авансцене, ответила ему: «Вон из искусства!!»

Отзывчивость не была сильной стороной натуры Завадского. А долго притворять-

ся он не хотел. Когда на гастролях у Раневской случился однажды сердечный приступ,

Завадский лично повез ее в больницу. Ждал, пока снимут спазм, сделают уколы.

На обратном пути спросил: «Что они сказали, Фаина?»

—«Что-что —грудная жаба».

Завадский огорчился, воскликнул: «Какой ужас —грудная жаба!»

И через минуту, залюбовавшись пейзажем за окном машины, стал напевать:

«Грудная жаба, грудная жаба».

Раневская говорила:

—Завадский простудится только на моих похоронах.

—Завадскому дают награды не по заслугам, а по потребностям. У него нет толь-

ко звания «Мать —героиня».

—Завадскому снится, что он похоронен на Красной площади.

—Завадский родился не в рубашке, а в енотовой шубе.

Раневская называла Завадского маразматиком-затейником, уцененным Мейер-

хольдом, перпетуум кобеле.

Как-то она и прочие актеры ждали прихода на репетицию Завадского, который

только что к своему юбилею получил звание Героя Социалистического Труда.

После томительного ожидания режиссера Раневская громко произнесла:

—Ну, где же наша Гертруда?

Раневская вообще была любительницей сокращений. Однажды начало генераль-

ной репетиции перенесли сначала на час, потом еще на 15 минут. Ждали представителя

райкома —даму очень средних лет, Заслуженного работника культуры. Раневская, все

это время не уходившая со сцены в сильнейшем раздражении спросила в микрофон:

—Кто-нибудь видел нашу ЗасРаКу?!

Творческие поиски Завадского аттестовались Раневской не иначе как «капризы

беременной кенгуру».

Делая скорбную мину, Раневская замечала:

—В семье не без режиссера.

Раневская говорила начинающему композитору, сочинившему колыбельную:

—Уважаемый, даже колыбельную нужно писать так, чтобы люди не засыпали

от скуки...

Как-то раз Раневскую остановил в Доме актера один поэт, занимающий руково-

дящий пост в Союзе писателей.

—Здравствуйте, Фаина Георгиевна! Как ваши дела?

—Очень хорошо, что вы спросили. Хоть кому-то интересно, как я живу!

Давайте отойдем в сторонку, и я вам с удовольствием обо всем расскажу.

—Нет-нет, извините, но я очень спешу. Мне, знаете ли, надо еще на заседание...

—Но вам же интересно, как я живу! Что же вы сразу убегаете, вы послушайте.

Тем более что я вас не задержу надолго, минут сорок, не больше.

Руководящий поэт начал спасаться бегством.

—Зачем же тогда спрашивать, как я живу?! —крикнула ему вслед Раневская.

За исполнение произведений на эстраде и в театре писатели и композиторы по-

лучают авторские отчисления с кассового сбора.

Раневская как-то сказала по этому поводу:

—А драматурги неплохо устроились —получают отчисления от каждого спек-

такля своих пьес! Больше ведь никто ничего подобного не получает.

Возьмите, например, архитектора Рерберга. По его проекту построено в Москве

здание Центрального телеграфа на Тверской. Даже доска висит с надписью, что зда-

ние это воздвигнуто по проекту Ивана Ивановича Рерберга. Однако же ему не платят

отчисления за телеграммы, которые подаются в его доме!

—Берите пример с меня, —сказала как-то Раневской одна солистка Большого

театра. —Я недавно застраховала свой голос на очень крупную сумму.

—Ну, и что же вы купили на эти деньги?

Раневская кочевала по театрам. Театральный критик Наталья Крымова спросила:

—Зачем все это, Фаина Георгиевна?

—Искала... —ответила Раневская.

—Что искали?

—Святое искусство.

—Нашли?

—Да.

—Где?

—В Третьяковской галерее...