ГЛАВА VIII ЛЮБОВЬ, ИЛИ ЗАВИДОВАТЬ НЕЧЕМУ

Семья заменяет всё. Поэтому, прежде чем ее

завести, стоит подумать, что тебе важнее:

всё или семья.

Раневская

Фаина Георгиевна не раз повторяла, что не была счастлива в любви: «Моя вне-

шность испортила мне личную жизнь».

Раневская не ждала взаимности —она ждала, что как-нибудь, однажды, сердце

ее успокоится, закончится бесполезный бунт против самой себя.

Кажется, не дождалась. Но трезвей ее в вопросах любви и брака не было.

—Удивительно, —сказала задумчиво Раневская. —Когда мне было 20 лет, я ду-

мала только о любви. Теперь же я люблю только думать.

Раневская всю жизнь прожила одиноко: ни семьи, ни детей. Однажды ее спроси-

ли, была ли она когда-нибудь влюблена.

—А как же, —сказала Раневская, —вот было мне девятнадцать лет, поступила я

в провинциальную труппу —сразу же и влюбилась. В первого героя-любовника! Уж

такой красавец был! А я-то, правду сказать, страшна была, как смертный грех... Но очень

любила ходить вокруг, глаза на него таращила, он, конечно, ноль внимания...

А однажды вдруг подходит и говорит шикарным своим баритоном: «Деточка,

вы ведь возле театра комнату снимаете? Так ждите сегодня вечером: буду к вам в семь

часов».

Я побежала к антрепренеру, денег в счет жалованья взяла, вина накупила, еды

всякой, оделась, накрасилась —жду сижу. В семь нет, в восемь нету, в девятом часу

приходит... Пьяный и с бабой!

«Деточка, —говорит, —погуляйте где-нибудь пару часиков, дорогая моя!»

С тех пор не то что влюбляться —смотреть на них не могу: гады и мерзавцы!

Раневская выступала на одном из литературно-театральных вечеров. Во время

обсуждения девушка лет шестнадцати спросила:

—Фаина Георгиевна, что такое любовь?

Раневская подумала и сказала:

—Забыла. —А через секунду добавила: —Но помню, что это что-то очень при-

ятное.

На том же вечере Раневскую спросили:

—Какие, по вашему мнению, женщины склонны к большей верности —брюнет-

ки или блондинки?

Не задумываясь, она ответила:

—Седые!

—Вы не поверите, Фаина Георгиевна, но меня еще не целовал никто, кроме же-

ниха.

—Это вы хвастаете, милочка, или жалуетесь?

Великая русская актриса Александра Яблочкина пребывала в девицах до старости.

Как-то она спросила у Раневской, как, собственно, занимаются любовью.

После подробного рассказа Раневской Яблочкина воскликнула:

—Боже! И это все без наркоза!!!

Сотрудница Радиокомитета N. постоянно переживала драмы из-за своих любов-

ных отношений с сослуживцем, которого звали Симой: то она рыдала из-за очередной

ссоры, то он ее бросал, то она делала от него аборт... Раневская называла ее «жертва

ХераСимы».

—У меня будет счастливый день, когда вы станете импотентом, —заявила Ранев-

ская настырному ухажеру.

Расставляя точки над i, собеседница спрашивает у Раневской.

—То есть вы хотите сказать, Фаина Георгиевна, что Н. и Р. живут как муж и

жена?

—Нет. Гораздо лучше, —ответила та.

У Раневской спросили, не знает ли она причины развода знакомой пары.

Фаина Георгиевна ответила:

—У них были разные вкусы —она любила мужчин, а он —женщин.

—Фаина Георгиевна, на что похожа женщина, если ее поставить вверх ногами?

—На копилку.

—А мужчина?

—На вешалку.

—Если женщина говорит мужчине, что он самый умный, значит, она понимает,

что второго такого дурака она не найдет.

Раневская возвращается с гастролей. Разговор в купе. Одна говорит: «Вот вернусь

домой и во всем признаюсь мужу».

Вторая: «Ну, ты и смелая».

Третья: «Ну, ты и глупая».

Раневская: «Ну, у тебя и память».

Отправившись —от нечего делать на гастролях днем —в зоопарк, артисты уви-

дели необычного оленя, на голове которого вместо двух рогов красовалось целых че-

тыре.

Послышались реплики:

—Какое странное животное! Что за фокус?

—Я думаю, —пробасила Раневская, —что это просто вдовец, который имел не-

осторожность снова жениться.

Однажды Раневская спросила Ахматову:

—Кто муж овцы?

Ахматова сказала:

—Баран, так что завидовать нечему.

Разгадывают кроссворд:

—Женский половой орган из пяти букв?

—По вертикали или по горизонтали?

—По горизонтали.

—Тогда ротик.

Опять отгадывают кроссворд.

—Падшее существо, пять букв, последняя мягкий знак?

Раневская быстро:

—Рубль!

Актеры обсуждают на собрании труппы товарища, который обвиняется в гомо-

сексуализме: «Это растление молодежи, это преступление...»

—Боже мой, несчастная страна, где человек не может распорядиться своей жо-

пой, —вздохнула Раневская.

Как-то в 60-е годы Раневская и еще несколько артисток ее театра поехали по пу-

тевке на Черное море. А муж одной из ее товарок достал путевку в другой санаторий

этого же курорта. Потом Фаина Георгиевна рассказывала:

—И вот раз муж пришел навестить жену. Прогуливаются они по аллее, и все

встречные мужчины очень приветливо раскланиваются с его женой.

Муж заинтересовался:

—Кто это?

—Это члены моего кружка...

Затем все вместе пошли провожать мужа до его санатория. Видят, там многие

женщины раскланиваются с ним.

—А кто это? —спрашивает жена.

—А это кружки моего члена.

—Н. относится ко мне, как к собаке, —жаловалась Раневская. —Даже хуже! У

собаки есть меховое манто, а мне о нем приходится только мечтать.

—Лесбиянство, гомосексуализм, мазохизм, садизм —это не извращения, — строго объясняет Раневская. —Извращений, собственно, только два: хоккей на траве

и балет на льду.

Если женщина идет с опущенной головой —у нее есть любовник! Если женщина

идет с гордо поднятой головой —у нее есть любовник! Если женщина держит голову

прямо —у нее есть любовник! И вообще —если у женщины есть голова, то у нее есть

любовник!

Союз глупого мужчины и глупой женщины порождает мать-героиню. Союз глу-

пой женщины и умного мужчины порождает мать-одиночку. Союз умной женщины

и глупого мужчины порождает обычную семью. Союз умного мужчины и умной жен-

щины порождает легкий флирт.