«МОСКВА СЛЕЗАМ НЕ ВЕРИТ»

 

«Мосфильм», 1979 г. Сценарий В. Черных. Режиссер В. Меньшов. Оператор И. Слабневич. Художник С. Меняльщиков. Композитор С. Никитин. В ролях: В. Алентова, А. Баталов, И. Муравьева, Р. Рязанова, Н. Вавилова, О. Табаков, А. Фатюшин, Ю. Васильев, Б. Сморчков, В. Басов, З. Федорова и др.

 

Может ли искусство изменить жизнь человека? Актриса Вера Алентова уверена, что может. Однажды она получила письмо от неизвестной женщины. Сюжет известный — полюбила, родила, осталась одна с ребенком. А дальше: «Мне не хотелось жить. Но после просмотра вашего фильма "Москва слезам не верит" я вышла на улицу другим человеком. Вы не поверите, я вдруг увидела, что люди улыбаются и не такие уж они плохие, как мне казалось все эти годы. И трава, оказывается, зеленая, и солнце светит… Я выздоровела, за что огромное вам спасибо».

Сюжет фильма хорошо известен. Москва 1950-х годов. В общежитии живут три подруги. Их судьбы складываются именно так, как предполагает характер каждой из девушек. Антонина выходит замуж, растит детей, любит мужа. Людмиле столица представляется лотереей, в которой она должна выиграть свое особенное счастье. Но, даже став женой известного спортсмена, она осталась в проигрыше — хоккеист спился. Катерина — полюбила телевизионщика, но была покинута. В одиночку воспитывала дочь, окончила институт, стала директором химического комбината; и наконец встретила мужчину своей мечты…

В общем, банальная история со счастливым концом.

Сценарий фильма был написан Валентином Черных для конкурса на лучший фильм о Москве. «Я начал работать над пьесой под названием "Женщина, которая изменила дважды", — вспоминает драматург. — Но когда узнал про конкурс, решил пьесу не дописывать, а переделать ее в сценарий. Соответственно, появилось новое название — "Москва слезам не верит". Он занял всего лишь третье место. Правда, два первых вообще никому не присудили: не нашли достойных».

Согласно условиям конкурса сценарий приобрел «Мосфильм» — Второе творческое объединение.

Владимир Меньшов, прочитав сценарий, сначала отказался от него.

«Но прошло какое-то время, и я стал чувствовать, что мне почему-то хочется думать о рассказанной в нем истории, — говорит режиссер. — Мне стал нравиться двадцатилетний разрыв в сюжете, действие, которое происходит в 50-е годы…

Словом, решился. Дал прочитать очень уважаемым мною Дунскому и Фриду, людям, профессиональному опыту и чутью которых я бесконечно доверяю. Они стали отговаривать. Но я уже решился. Пришел к Черныху со списком возможных и необходимых изменений — в количестве 44-х. Он с этим согласился, но сам работать дальше отказался, сказав, что ему интереснее написать новый сценарий, чем доводить старый. И я взялся за дело сам. В течение полутора лет переписывал, искал. В итоге сценарий вырос до двух серий. Закончив, я опять отправился к Дунскому и Фриду за советом. Они сказали, что новый вариант лучше, но снимать все равно не стоит. А я уже с собой ничего не мог поделать. Эта история притягивала меня все больше и больше. И даже если бы сам Ромм отсоветовал мне снимать, я бы и тогда не остановился».

На роль сорокалетнего слесаря Георгия Ивановича (Гоши) режиссер пробовал Виталия Соломина, Леонида Дьячкова, других актеров. Ни один не подходил. И тогда Меньшов решил, что в крайнем случае сыграет эту роль сам.

Как это часто бывает, в дело вмешался случай. По телевизору шел фильм «Дорогой мой человек» с Алексеем Баталовым в роли доктора Устименко. Меньшов подумал: а почему не Баталов? Правда, по сценарию он не подходил совершенно: Алексею Владимировичу было под пятьдесят, а герою — сорок.

Баталову послали сценарий. Прочитав его, актер очень вежливо отказался, сославшись на какие-то неотложные дела. Огорченный отказом, Меньшов стал искать новых кандидатов на роль, хотел обратиться к Вячеславу Тихонову. Но в два часа ночи ему позвонил Баталов: «Знаешь, я прочел сценарий еще раз. Ну их к черту все эти дела! Давай снимать!»

Позднее Баталов так объяснил свое решение: «Вот Гоша — все вроде с ним понятно: надо, чтобы у героини все кончилось хорошо. Но как только я прочитал, понял, что это не тот канонический установленный государством рабочий, который уже сотни раз был на экране, — это другой совсем человек. Выйдет — не выйдет — это второй вопрос, но это интересно делать…»

Владимир Меньшов с величайшей тщательностью подбирал исполнительниц на роли трех подруг: Катерины, Людмилы и Антонины, ведь им предстояло сыграть своих героинь сначала двадцатилетними, потом сорокалетними.

На роль Катерины Тихомировой приглашали Ирину Купченко и Маргариту Терехову. И, если бы они согласились приехать на пробы, у Веры Алентовой шансов никаких бы не было. Но Купченко не понравился сценарий, а Терехова предпочла роль Миледи в «Трех мушкетерах». Пробовались также Наталья Сайко из Театра на Таганке и Валентина Теличкина.

Начинающий режиссер Меньшов подчинялся многим требованиям «Мосфильма». На роль Людмилы ему рекомендовали Титову, Болотову, Савельеву. Были пробы у Татьяны Сидоренко из Театра на Таганке. Категорически отказалась сниматься в этой роли Анастасия Вертинская.

Владимир Меньшов: «Сейчас, начиная картину, я точно знаю, кого хочу снимать. А тогда был просто в растерянности. Например, я предполагал, что Людмила совсем другая женщина, не такая, какой ее создала Ира Муравьева».

А сценарист Валентин Черных, напротив, был полностью уверен, что именно Муравьева сможет найти нужный образ. Ирина играла в спектакле по его пьесе, и ее героиня очень напоминала драматургу Людмилу. Черных считал, что Людмила должна быть полной противоположностью Катерине.

Раиса Рязанова отмечала, что характер Антонины ей очень близок: «Да, это абсолютно мой характер — спокойный, ровный, миролюбивый, оптимистичный. Вернее сказать, таким он был изначально. Жизнь несколько скорректировала его, и, кажется, не лучшим образом. Я тоже хотела бы простого, бесхитростного счастья, и чтобы у меня все сложилось так, как мечталось в юности. Хотела бы иметь основательного мужа-домоседа, нескольких детей, хорошую квартиру и дачный участок, где можно картошку покопать и цветочки посадить. Эта роль позволила мне прожить жизнь, которой у меня нет».

Мужа Антонины мог сыграть Юрий Кузьменков. Но ассистент тогда привела двух актеров, которых Меньшов не знал. Это Борис Сморчков, его утвердили на роль Николая, и Александр Фатюшин, ставший в фильме хоккеистом Гуриным.

В роли дочери главной героини Владимир Меньшов с самого начала видел юную Наталью Вавилову, которая играла у него в фильме о старшеклассниках «Розыгрыш» (1976). В свое актерское признание Вавилова верила слабо. Но приглашения сниматься шли… Она появилась в белорусской картине «Красные дипкурьеры», затем в небольшой роли в киноальманахе Одесской киностудии «По улицам комод водили».

Вавилова наделила юную героиню обаянием душевной чуткости, пробуждающейся женственности, свойственной молодым ироничностью, независимостью.

8 сентября снимали первый игровой эпизод фильма: Катерина и Людмила идут по улице Горького.

Труднее всего на съемках пришлось Вере Алентовой, снимавшейся у мужа-режиссера. «Если бы не получилось, все бы говорили, что он протащил свою бездарную жену в кино, — говорит актриса. — А он только через два года, уже после "Оскара", сказал мне, что я молодец и он мной доволен. Во время съемок я чуть с ума не сошла — он был доволен всеми, только не мной…»

В свою очередь Меньшов говорил о работе с женой-актрисой: «Наши "концерты" на съемочной площадке доставляли окружающим огромное удовольствие. Иногда случались совершенно безобразные моменты. А потом все повторялось дома. Я уставал, хотел спать, клал голову на подушку… Но на соседнюю подушку клала голову Вера, и споры продолжались до семи утра».

Самой затратной оказалась первая серия, в которой нужно было воссоздавать Москву пятидесятых годов. Все, наверное, помнят один из самых ярких моментов первой серии — «лестницу славы», когда две главные героини Катерина и Людмила стоят в толпе на лестнице кинотеатра и ждут появления своих кумиров — Юматова, Харитонова, Конюхову. А перед ними стоит якобы никому не известный актер Иннокентий Смоктуновский.

Уговорить звезд сняться в фильме оказалось невероятно сложно. И Смоктуновский, и Юматов, и Харитонов на тот момент были безумно популярны, и такие, в общем-то, незначительные роли казались им малоинтересными.

Эпизод снимали поздней осенью, хотя по сюжету было лето. Все были в легкой одежде, но изо рта шел пар. Пока готовились снимать, актеры стояли в накинутых шубах и пальто. Как только звучала команда «Камера! Мотор!», верхнюю одежду скидывали под ноги.

В. Меньшов: «После того как эпизод сняли, и я крикнул "Стоп!", пошел снег. Осень закончилась».

Алексей Баталов приезжал на съемку к восьми утра и, включив в своей «Волге» печку и магнитофон, терпеливо ждал пока его позовут. Иногда Меньшов подсаживался к нему, и они часами говорили о МХАТе.

На съемочной площадке Алексей Владимирович просил режиссера: «Ты лучше покажи, а не рассказывай». И повторял рисунок с его неповторимыми интонациями, с мягкостью, лишь ему присущей.

Многое родилось уже на площадке фильма. Например, фразы «дружить домами», «как долго я тебя искала».

Приемка картины прошла не совсем гладко. По требованию худсовета были сделаны поправки. Вспоминает Алексей Баталов: «Была смешная и симпатичная сцена: пьяный Коля (Борис Сморчков) приходит уговаривать Гошу, то есть меня, вернуться в дом Катерины. Но в рамках очередной борьбы с пьянством некоторые удачные реплики вырезали. Удалили еще кое-что. Помните эпизод, когда мы с Катериной убираем диван? Так вот, если бы не цензура, я бы дефилировал в кадре с голым задом».

Исчез из фильма эпизод, где хоккеист Гурин (Александр Фатюшин), объявивший, что «завязал со спиртным и уходит на тренерскую работу», снова появляется пьяный и говорит: «Займи еще трешку для ровного счета». Режиссера попросили это убрать, сказав: «Давайте оставим надежду. Пусть зритель верит, что Гурин исправился».

Фильм «Москва слезам не верит» вышел на экраны страны в 1980 году и занял в прокате второе место (первое было за «Пиратами XX века»), собрав на своих сеансах 84,4 миллиона зрителей. По опросу журнала «Советский экран» картину признали лучшей по итогам года, а Вера Алентова победила в конкурсе актрис.

После оглушительного успеха фильма критики стали обвинять режиссера в обывательщине, в банальности ситуации, в идеализации образа простого рабочего. Пространная полемика о «золушке» началась на страницах «Советской России». О том времени у Меньшова остались горькие воспоминания:

«Я оправдывался, горячась, пытался все объяснить, и как кажется, выглядел в этом положении довольно нелепо. Более всего, конечно, задело подозрение в неискренности, в том, что я-де что-то там схимичил, рассчитал. Что, мол, так каждый может снять фильм. Но мы не хотим, потому что нам вкус не позволяет. А если пренебречь требованиями искусства, хорошего вкуса, то таких картин можно миллион нашлепать, и кинотеатры будут ломиться от зрителей…

Словом, первые два года после этого фильма я практически ничего не мог делать, все время находился в ситуации переваривания, переосмысления всех этих статей, рецензий, писем; я просто боялся ходить в Дом кино и по слабости духа думал про себя: да на кой черт нужен этот успех, что, я виноват, что ли… Такие расстреливающие взгляды, разговоры за спиной, кто-то уже руку собирается не подавать…»

К счастью, это не повлияло на решение авторитетной комиссии, и в 1981 году режиссер В. Меньшов, художник С. Меняльщиков, актеры — В. Алентова, А. Баталов, И. Муравьева, Р. Рязанова были удостоены Государственной премии.

Слава картины «Москва слезам не верит» перешагнула далеко за пределы Советского Союза. Вера Алентова сыграли не биографию, а судьбу, понятую, как выяснилось, не только у нас, но и за рубежом.

Картина завоевала множество наград: приз «Сен-Мишель» за лучшее исполнение женской роли Вере Алентовой в Брюсселе, премию за лучший иностранный фильм на кинофестивале американских фильмов в Хьюстоне, приз гильдии прокатчиков США за лучший иностранный фильм 1980 года, Главный приз кинофестиваля в Португалии…

Картина «Москва слезам не верит» была удостоена высшей награды американской Академии киноискусств — премии «Оскар» как лучший иностранный фильм года.

По Москве долго ходили упорные слухи, что это провокация. Не могли поверить, что американцы дадут «Оскара» не экранизации Достоевского или Пастернака, а классическому советскому фильму.

Когда Меньшов стал оформлять документы для загранпаспорта, вдруг выяснилось, что он невыездной. «Оскар» получал атташе по культуре из советского посольства в Америке.

Сама статуэтка теперь хранится в доме Меньшова. Все-таки семейная реликвия…